Однажды, проходя по ул. Менделеева (Лапинка), я увидел необычную конструкцию: над жилым кирпичным домом возвышалось нечто блестящее и крутящееся. Похоже одновременно на мачту корабля и на дивный пропеллер вертолета.

Журналистское любопытство заставило меня нажать на кнопку звонка у металлических ворот. Как оказалось, не зря.

— Это ветрогенератор роторного типа,— прищуривая глаза от весеннего яркого солн¬ца, произнес 64-летний хозяин дома Анатолий Алмаз.

Моя память, возможно, сразу бы сориентировалась и вывела на «дисплей» расшифровку понятия «роторный», но опередила вездесущая ассоциация: мне вспомнился замечательный советский фильм «Приключения Электроника». Там был профессор Громов, которого сыграл Николай Гринько, народный артист Украинской ССР. Анатолий Михайлович напомнил мне этого профессора — такой же высокий, спокойный в словах и движениях и с таким же добрым, веселым и одновременно печальным взглядом.

…Да, что-то там о роторных генераторах…

— Это не ноу-хау, промышленные ветроустановки с успехом дают электроэнергию уже не только за границей, а и в Украине. Они, например, прекрасно работают в нашей области,— продолжает начавшийся экскурс любителя-филолога в сложный мир техники Анатолий Михайлович.— Только там они высотой в 20 метров, с огромными лопастями и стоят до 70 тысяч гривень. А эту я сделал своими руками по чертежам и схемам из Интернета.

Кулибины — так лаконично говорят об этих людях. С помощью молотка и отвертки они способны построить космический корабль. Который, кстати, будет летать.

— Принцип работы очень прост: ротор (вращающаяся часть электрической машины) приводит в движение шкив. При помощи ременной передачи вращение ротора передается на генератор, а он уже, в свою очередь, вырабатывает электроэнергию. При хорошем ветре — это тысяча оборотов в минуту. Бывает, что и 220 вольт выдает, но, как правило, в среднем — 120-150. Хватает, чтобы тен нагрел воду, или несколько лампочек горело, или аккумулятор подзарядить. В Никополе для ветроустановок подходит западный и южный ветры, со стороны водохранилища. Но здесь, у меня, к сожалению, место не очень удачное — как правило, завихрения, постоянного ветра нет. Самое хорошее место для ветроэлектростанций в нашей области — с. Кринички Солонянского района. Там живет один мастер, и уже половина села имеет ветроустановки. Успешно работают ветроэлектростанции в Крыму.

— Дорогое удовольствие смастерить такую ветроустановку?

В сознании возникает утопическая картина: из город¬ского бюджета выделяют средства, никопольское предприятие получает заказ на изготовление ветроустановок, которые затем устанавливают на крышах наших пятиэтажек. Этой энергии хватает, чтобы освещать подъезды и дворы...

— Тут больше терпения надо иметь, чем денег,— говорит Анатолий Михайлович. И, как бы читая мои мысли, продолжает: — Известно, что угля Украине хватит на 100-150 лет, нефти — на 30-40 лет, а ветер будет дуть, пока существует Солнце. В царской России около 200 тысяч ветряных мельниц производили 95% муки. Множество их было и в Украине. Значит, наши предки энергию ветра использовали куда эффективнее нас. А ведь мельница и есть тот же тихоходный ветряк…

— Как соседи реагируют?

— Соседи интересуются, и не только они. Работает ветроустановка бесшумно и никому неудобств не создает.

Анатолий Михайлович кратко рассказал о себе.

По специальности инженер-электронщик, работал в телеателье и на Южнотрубном заводе. Некоторое время руководил городской общественной организацией «Партия реабилитации тяжелобольных Украины».

Супругу зовут Лидия Петровна. Воспитали сына. В настоящее время дедушке в маленькой мастерской активно помогает внук Сергей, студент металлургического техникума.

Оказалось, что ветроустановка не единственная гордость мастера.

— Вот здесь у меня пиролизный котел,— показывая в сторону кирпичного сарайчика, говорит хозяин.

И тут только я обратил внимание, что от этого здания к дому идут две трубы.

— Это альтернативная энергосберегающая технология. Пиролиз — это термическое разложение органических соединений (древесины, нефтепродуктов, угля и прочего) без доступа воздуха. Сжигаю опилки, дрова, в том числе сухие елки, которые остаются после Нового года. Опилки беру готовые. Два килограмма дров или опилок — это равноценно сжиганию одного кубометра газа. А это мой электромобиль,— говорит Анатолий Михайлович, подходя к обычной с виду старенькой бежевой «Ладе».— Три года езжу. Экономия бензина — 50%. Все смотрят, интересуются, но никто еще не повторил. Правда, хватает только до дачи до¬ехать и обратно. Но это главная проблема электромобилей. Даже фирменные «Лексусы» больше 100 километров не выдерживают, хотя там очень мощные аккумуляторы, стоимостью в 14 тысяч долларов. А через каждые два-три года надо менять… Автоматику для теплиц сделал, мотоблок.

— Все это вы мастерите из соображений экономии или технического интереса?

— Вначале был интерес. А потом мои родные увидели, что на электроэнергии, газе и бензине можно реально экономить.

— Не жалко тех лет, которые вы потратили на ремонт телевизоров? Ведь сколько бы еще интересного и полезного могли создать за это время?

— В советское время ремонт телевизоров был прибыльным делом. Помимо этого, я выращивал цветы… Да, и такое было. Специализировался на розах. Ко мне даже агрономы приезжали консультироваться. А еще, как и многие никопольчане, помидорным бизнесом занимался…

— Необычное сочетание — электроника, розы и помидоры…

— Времена были тяжелые, нестабильные, семью надо было кормить. Да и потом, какая разница, чем ты занимаешься? Лишь бы делал свое дело качественно и это приносило тебе удовольствие…

— Кто в мире науки и техники является вашим идеалом, авторитетом?

— Все, кто занимается делом, а не болтовней. Изобретатели в нашей стране в загоне, никто их не ценит, никому они не нужны. Многие отказываются регистрировать свои проекты в Украине, продают их на Западе. У наших изобретателей есть замечательные идеи, которые могли бы принести экономию и доход государству, но бизнесменам и чиновникам проще купить готовое у китайцев. Тем более чиновники получат взятку, за то, что они протолкнут на наши рынки китайский и турецкий ширпотреб.

— Что нужно сделать, чтобы ситуация изменилась?

— Изменить отношение к науке и к дисциплине. Необходимо стимулировать украин¬ских ученых, создавать им условия для работы и вместе с тем контролировать различные институты с тем, чтобы проекты и идеи не пылились на полках.

— А не было идеи создать в Никополе научно-технический центр, который бы объединял мастеров и изобретателей?

— Идея такая витала в воздухе, и однажды один чиновник из горисполкома предложил создать нечто вроде объединения, с тем чтобы можно было продвигать свои проекты и изобретения, патентовать их. Но так все на словах это и осталось.

Когда я уходил, со стороны водохранилища подул легкий ветерок и ветроустановка за¬кружилась, а мне показалось, что огромный великан машет мне на прощание рукой.