начало

Георгий Петрович Алексеев многократно жертвует средства на развитие города и помощь его жителям — на общественную библиотеку, устройство приюта для подкидышей, для раздачи милостыни бедным жителям города к праздникам. Капитал «имени Алексеева Г. П.» хранился в городском общественном банке и использовался на благотворительные цели. Как его дед и отец, Георгий Петрович ответственно относился к попечительской и благотворительной деятельности. С 1856 года и на протяжении 10 лет он был почетным смотрителем Екатеринославского уездного училища. За эти годы он из личных средств пожертвовал 10233 руб. на его потребности — содержание училища, на ремонт здания и мебели, на оплату учебы круглого сироты от дворян, на одежду для учеников, на жалованье учителям, на награждения и увеселения учащихся.

С 1866 года и на протяжении долгих лет он был почетным попечителем Екатеринославской мужской классической гимназии. Ежегодно он брал на содержание одного из детей потомственных дворян губернии, за что неоднократно получал благодарственные письма от директора гимназии: «Выражаем Вам признательность за ваше живое участие в расширении средств к образованию молодого поколения, выраженные не одними только словами и благими пожеланиями, но самим делом — непрестанными щедрыми пожертвованиями».

Так, в списке его благотворительности для гимназии — выписка и оплата пособий для преподавания космографии, заказ новых учебных столов для классов, приобретение иконы Спасителя, благословляющего детей, заказ кафедры резного дерева для зала гимназии, денежные поощрения наиболее отличившимся и старательным сотрудникам гимназии и пансиона, приобретение коровы для пансиона. Его воспитанник в гимназии носил имя «Александровский». На стипендию имени графа Д. А. Толстого Алексеев выделил 200 рублей.

«Такие патриотические чувства и просвещенная заботливость и попечение об устройстве вверенных вам учебных заведений обязывает меня выразить Вам глубочайшую признательность и благодарность и довести о пожертвованиях господину Министру народного просвещения»,— писал ему попечитель Одесского учебного округа Голубцов.

Благотворительная деятельность Георгия Петровича распространялась и на церковь: иконы, духовная литература дарились церкви в Котовке неодно¬кратно. За свою службу и общественную деятельность Г. П. Алексеев был награжден всеми российскими орденами. За отлично-усердную службу и заботы о екатеринославской гимназии и пансионе при ней ему пожалован орден Святой Анны 2-й степени, украшенный императорской короной. За ревностную службу по должности губернского предводителя дворянства 1 апреля 1879 г. ему вручили орден Святого Стани¬слава 1-й степени, а 12 апреля 1881 г.— орден Святой Анны 1-й степени, в 1883 году — Святого Владимира 2-й степени. В 1885 г. ему пожаловали звание гофмейстера Двора его Величества. Георгий Петрович имел также ордена Белого Орла, Александра Невского с бриллиантами.

Алексеев известен не только своей общественной и благотворительной деятельностью. Была в его жизни особая всепоглощающая страсть — коллекционирование. Уже в ранние годы он напечатал один из лучших своих трудов по русской нумизматике — «О редких херсонских монетах времени Владимира Святого», выдержавших два издания.

За свою жизнь Алексеев собрал огромный архивный, книжный и вещевой материал, ставший своего рода
частным музеем и библиотекой. Половецкие каменные статуи украшали парковые аллеи его усадьбы. В доме посетителей зачаровывали фарфор, стекло, ковры, оружие, картины, книги. Особенно ценными для нашего края были предметы уникальной коллекции запорожской старины, в восторге от которой был Д. И. Яворницкий.

Дружба Алексеева и Яворницкого длилась долгие годы. Они много лет вели переписку, встречались в Санкт-Петербурге, Екатеринославе и в Котовке. Алексеев интересовался трудами Яворницкого, активно покупал и читал их, помогал Дмитрию Ивановичу в их распространении и даже в издании. Когда в 1898 году цензура запретила печатать книгу Яворницкого «По следам запорожцев», помог ему именно Алексеев. В одном из своих писем Яворницкий указывает: «Если бы не гофмейстер Георгий Петрович Алексеев, то книжка моя никогда не увидела бы света Божьего!»

А когда Яворницкого отослали работать в Туркестанский край, Алексеев переписывается с ним. Узнав, что Дмитрию Ивановичу не подходит климат, что он очень грустит по Запорожью, Алексеев хлопочет о его возвращении. В 1892 году, когда в Котовке гостил губернатор В. К. Шлиппе, он уговорил его дать Яворницкому место редактора «Губернских ведомостей» и начальника газетного стола. «О своем решении срочно ответьте мне телеграммой. То, что для вас будет лучше, будет и для меня приятно, ибо вся моя цель в этом проекте заключается в том, чтобы устроить Вашу судьбу как можно лучше»,— пишет он Яворницкому в Ташкент.

Как христианин и как гражданин Алексеев представлял собою человека редкой, благородной души, готовый каждому во всякое время и всячески помочь своими связями, советами и средствами. Узнав о грустном состоянии Яворницкого, он, как человек глубоко верующий, советует надеяться на Бога, что «сохранит и избавит Вас от всех зол. Твердите как можно чаще молитву Господню и такие слова в ней: да будет воля твоя и проч., и поверьте, Вы получите успокоение».

Алексеев благодарил Яворницкого за практически родственные чувства, которые он питал к его семье. Георгий Петрович подробно рассказывает Яворницкому о помолвке и свадьбе своей дочери Веры с князем Н. П. Урусовым и делится с ним своими отцовскими чувствами. «Наша нежно любимая Вера, радуемся ее счастью, но, с другой стороны, родительское сердце наше скорбит расставаться с ней. Лишь бы Бог устроил ее счастье. Венчание будет совершено в церкви Екатерининского института (Санкт-Петербург), и в тот же день молодые выедут в Котовку. Жаль, что Вас не будет на свадьбе»,— сообщает он Яворницкому в 1894 году. Возвратившемуся из Туркестана другу он высылает экипаж и лошадей и просит незамедлительно приехать в Котовку.

Оценивая коллекцию Г. П. Алексеева, Яворницкий ставил ее в один ряд с собраниями В. Тарновского в Качановке Черниговской губернии и
А. Н. Поля в Екатеринославе. Особо ценным был нумизматический отдел этой коллекции. Георгий Петрович сотрудничал в «Записках Одесского Общества истории и древностей», в «Историческом вестнике» и др. периодических изданиях.

Ученые общества оценили заслуги бескорыстного служителя науки и избирали его своим действительным и почетным членом. Так, он состоял почетным членом Императорского русского археологического общества в Петербурге и Москве, был почетным членом архивных комиссий и музеев во Владимире и Екатеринославе, в Полтаве.

Последние годы жизни он проводит в дорогой и родной Котовке, именуемой нежно «Кошенятовкой». Алексеев глубоко любил природу, сохранил в своем имении единственную в нашем крае целинную степь.

Смерть Алексеева произошла скоропостижно 15 февраля 1914 года во время сна в доме в Екатеринославе.

«Дорогой, любимый крестный! Злая судьба! Спи спокойно, дорогой, гостеприимный, радушный, сердечный, добрый человек!» — писала в эти дни его крестница В. А. Перфильева Д. И. Яворницкому. 500 телеграмм-соболезнований было получено городом и семьей по случаю смерти
Г. П. Алексеева. Весь город провожал своего почетного гражданина в послед¬ний путь. Похоронен он был сначала в склепе Архиерейской церкви, а перезахоронен в мае того же года в своем родовом имении. Кинооператор Даниил Сахненко снял траурную процессию на пленку, которую в поминальные дни показывали в кинотеатре «Модерн».

Сразу после смерти Г. П. Алексеева его зять Н. П. Урусов ведет переговоры с Д. И. Яворницким о возможностях передачи коллекции Алексеева в музей. В 1915 году была передана только карета Екатерининских времен, которую сегодня можно увидеть в зале музея. Архивные документы Алексеева, книги из его библиотеки, художественный портрет, личные вещи — вот то немногое, что сохранилось от огромной коллекции почетного гражданина нашего города Г. П. Алексеева.