Эту землю зовут Обетованной (Бог завещал ее евреям), для многих в мире она является Святой землей (отсюда берут начало три основные религии: иудейская, христианская и мусульманская). Русские люди издавна питают к ней теплые чувства, поскольку именно из этих краев Христос.

Еще в позапрошлом веке в Иерусалиме были основаны Русское подворье и Русская Духовная Миссия. Кроме того, здесь, по словам Высоцкого, «на четверть наш народ», и не интересовать, как устроились на исторической родине бывшие соотечественники, нас не может. Да и просто Израиль — интереснейшая страна! Вот почему, когда представилась возможность, автор этих строк после некоторых колебаний (деньги немалые, да и с возрастом стал тяжел на подъем) согласился на поездку.

Мы специально подбирали время, когда в Израиле не так жарко, но еще можно покупаться в море и вспомнить лето. Таким временем оказался октябрь. И вот, оформив загранпаспорта, визы, купив билеты, мы с женой в комфортабельном «Боинге». Летели ночью. Два часа сорок минут под крылом самолета наблюдали гирлянды огней городов, перемежающиеся огромными темными массивами Черного и Средиземного морей.

Наконец мы в Тель-Авиве в знаменитом аэропорту «Бен-Гурион». Первое, на что обращаешь внимание,— строжайшие меры безопасности: неоднократная проверка багажа, верхней одежды. Вообще, в Израиле заметно, что страна живет в условиях повышенной боевой готовности. Кроме аэропорта, строгие проверки на автовокзалах, в супермаркетах, других местах скопления народа. На тель-авивском автовокзале служащий с собакой заглядывал в урны, под скамейки, в общем, туда, где можно спрятать взрывчатку. Практически на всех автобусных остановках встречаешь юношей и девушек в военной форме с объемистыми рюкзаками (мужчины в израильской армии служат три года, женщины — год и девять месяцев), возвращающихся в часть после увольнения. Насколько у нас увидеть оружие — редкость, настолько в Израиле — распространенная картина: оно сплошь и рядом не только у военнослужащих, но и у охранников. Часто в небе над Израилем на небольшой высоте курсируют самолеты и вертолеты. И местные жители относятся к этому с пониманием. В один из дней мы с женой и ее сестрой Людмилой, живущей в Израиле несколько лет, были в восточной (арабской) части Иерусалима. Неожиданно внимание привлекла потасовка, в которую вовлекалось все больше людей. Конфликт разгорелся между арабами и находившимися в машине евреями. Нужно было видеть, как испугалась Людмила (в отличие от нас с женой, у нее имелся печальный опыт)!

А вскоре автобусы с туристами в связи с начавшимися беспорядками пускали в обход восточной части города. Мы начали с этой, не самой веселой стороны израильской жизни, чтобы, больше не возвращаясь к ней, сказать: несмотря на опасности, люди в Израиле живут и живут неплохо. Мы поселились у Людмилы, полтора года назад из Иерусалима переехавшей в Ашкелон, город на юго-западе страны. Местность с приятным климатом, сухим и теплым летом, мягкой дождливой зимой. Ашкелон считается провинциальным городом, но это провинция, не имеющая ничего общего с захолустьем, с которым у нас обычно связывается это понятие. Многоэтажные дома, ближе к морю — коттеджи состоятельных израильтян. Улицы заасфальтированы, много зелени. Фикусы, алоэ, которые у нас разводят в квартирах, здесь большие деревья, растущие прямо на улице. Обилие пальм, туй, кипарисов.

Во все время пребывания в Израиле я невольно сравнивал условия жизни в этой стране с нашими, и преимущество, к сожалению, часто было не в нашу пользу. Не скажу, что чистота на улицах и во дворах идеальная, но гораздо чище, чем в Днепропетровске. Там войдешь в подъезд — и не ударит в нос неприятный запах, а в лифте не увидишь нацарапанных надписей. Если телефонная будка — можно не сомневаться, что с аппаратом. Четкая разметка на дорогах, где «зебра» — святое. Бывало, жестом предлагали водителю проехать первым — ни за что не согласится, обязательно пропустит. Предельное уважение к светофорам (некоторая вольность допускается в Тель-Авиве, но это, скорее, исключение). И не нужно искать секрет в особой «ментальности» израильтян, все очень просто. Людмила в первый год по приезде в Израиль перешла улицу на красный свет (вернее, шла на зеленый, красный зажегся по дороге). На противоположной стороне, на беду, оказался полицейский. И как она ни пыталась убедить того в своей невиновности, 100 шекелей пришлось уплатить. Теперь Людмила, пусть трижды улица будет в это время пустынной, на красный свет не пойдет.

В ашкелонской газете прочел, что одно из мест города «стало пристанищем бомжей и алкоголиков». Не знаю, что под этим подразумевалось, но сам я за время пребывания в Израиле не встретил не только пьяного, но мало-мальски на него похожего (нищих, правда, встречал). Вообще, за порядком здесь следят строго. Местная жительница рассказывала, что у них в доме обитают отец и сын — наркоманы. Стоит им, однако, громко включить музыку, не говоря о более серьезных прегрешениях, как по жалобе соседей прибывают стражи порядка, и «меломаны» успокаиваются.

Русскую речь можно услышать в каждом городе Израиля, в Ашкелоне же выходцев из бывшего СССР более четверти населения, т. е. больше 30 тысяч. К человеку с «европейской» внешностью здесь можно смело обращаться на русском — поймет. Мы сказали с «европейской», поскольку, например, в Израиле, особенно в Ашкелоне, много выходцев из Эфиопии. В этой африканской стране проживает немало евреев, и в последнее время израильское правительство поощряет их эмиграцию в страну. Многие из этих худощавых чернокожих людей, как и на своей бывшей родине, ходят в национальных одеждах, но разговаривают на иврите, исповедуют иудаизм и являются полноценными гражданами Израиля. Остается только удивляться, как удается приводить к «общему знаменателю» выходцев из разных стран, но со своей задачей государство успешно справляется.

О взятках на бытовом уровне здесь, как рассказывали, и думать не смей (если и берут, то «миллионами наверху»). Однажды Людмила в благодарность за услугу предложила мзду медсестре в больнице. Реакция последней была настолько негативной, что больше Людмила не пробовала. Хотя бюрократизм не меньше, чем у нас: могут много раз гонять за справками, иную потеряют, словом, крови попьют.

Как же все-таки живут в Израиле? Что можно узнать за две недели пребывания в стране в качестве гостя? Если с внешней стороны, то одеваются не лучше нашего. Молоденькие девушки в Иерусалиме были одеты в темные футболки, удлиненные юбки, кроссовки, за плечами ранец с непременной бутылкой воды (организм постоянно обезвоживается, и необходимо восполнять потерю влаги). Остальные тоже не особенно заботились о том, как выглядят. И здесь мне, признаться, наши женщины (в основном я обращал внимание на них) больше нравятся. Приталенные платья, туфли на каблуках…

Не больше нашего на дорогах автомобилей (за рулем много представительниц прекрасного пола). Подавляющее большинство выходцев из стран СНГ живут на съемных квартирах, поскольку жилье купить дорого и с каждым годом цены растут.

Кому однозначно живется хорошо, так это пенсионерам (на «заслуженный отдых» мужчины выходят в 67, женщины — в 62), особенно приехавшим из России, поскольку они получают две пенсии: российскую и израильскую. Они могут позволить себе поехать в другую страну, на высоком уровне социальное обеспечение.

Круглый год свежие фрукты, овощи, хотя наши помидоры и огурцы вкуснее. Хвалят израильскую медицину, в частности, питание в больницах. Но приходилось слышать и противоположные отзывы. Хорошо устраиваются приезжие с высшим образованием, освоившие иврит, других, как правило, ждет неквалифицированная, многочасовая работа с зарплатой, хотя и выше нашей, ощутимая доля которой уходит на оплату квартиры, коммунальных услуг.

Кризис, затронувший весь мир, не обошел, естественно, и Израиль: предприятия закрываются, цены растут. Но если украинцы не возвращаются (или возвращаются единицы), значит, жизнь в Израиле устраивает.

Впрочем, ехали мы туда, прежде всего, чтобы посмотреть достопримечательности, которыми славится эта древняя и красивая земля. И в первую очередь — христианские святыни. Все, наверное, видели по телевизору Храм Гроба Господня на том месте, где был распят, погребен, а затем воскрес Иисус Христос и где в преддверии Пасхи сходит Благодатный огонь. Сегодня это — огромный архитектурный комплекс, включающий Голгофу с местом Распятия, Кувуклию, где лежал снятый с креста Господь, подземный храм Обретения Животворящего Креста, храм святой равноапостольной Елены и несколько приделов. Храм разделен между шестью христианскими конфессиями: греко-православной, католической, армянской, коптской, сирийской и эфиопской. Каждой выделены свои приделы и часы для молитв. В храме постоянно находятся приехавшие со всего мира паломники, прикоснуться к святыням для которых — великое счастье.

В Гефсиманском саду, как мы знаем, Христос молился своему Отцу, чтобы его миновала смертная чаша. И сегодня здесь (загадка для ученых) растут оливы, которым 2000 лет и которые помнят Христа. Скорбный путь, по которому Спаситель нес крест, нынче благоустроенная дорога, но немного воображения, и видишь страшные испытания, выпавшие на его долю. В Русской Духовной Миссии и Русском подворье регулярно проходят церковные службы, где можно поставить свечки за живых и усопших, что мы с женой и сделали.

А вот уже иудейская святыня — Стена плача. Это одна из стен, оставшихся от древнего иерусалимского храма, где религиозные евреи оплакивают разрушенную святыню. К Стене два подхода: для мужчин и женщин. В любое время суток здесь можно найти молящихся, и обычаем для всех стало вкладывать записки между камней стены со своими просьбами.

Кстати, в Иерусалиме в полной красе предстает распространенный в Израиле культ семьи. Родители с тремя-четырьмя детьми и при этом мама с животиком — обычное явление, свидетельствующее о том, что у страны есть будущее.

Две недели — срок микроскопически малый, чтобы ознакомиться со всеми достопримечательностями Израиля. Тем более что рядом с домом плескалось такое прекрасное Средиземное море, не отвести душу в котором было бы преступлением. Хотя бы вскользь нельзя не вспомнить о Мертвом море, где из-за большой концентрации соли вода выталкивает человека и где утонуть невозможно. Своеобразная красота моря дополняется видами Иордании на другом берегу.

С каждым из мест, которые мы посетили в Израиле, связаны воспоминания, которые я никогда не забуду. И до конца дней я буду признателен судьбе, что предоставила мне возможность побывать в этом благодатном уголке земли. Шалом! Мир вам!