1 декабря — Всемирный день борьбы со СПИДом. Это заболевание уже давно из сугубо медицинской проблемы переросло в социальную. И, безусловно, общество должно быть благодарно тем людям, которые вносят посильный вклад в решение задач, связанных с этой болезнью.

Уже третий год работает Днепропетровский городской центр дневного пребывания для ВИЧ-инфицированных детей и молодежи «Оберег». Мы встретились с его директором Ларисой Нарижной.

— Лариса Степановна, с чего все началось?

— История нашего центра ведет свое начало с 2004 года. Тогда был собран «круглый стол» на уровне заместителя мэра Днепропетровска Елены Лозенко в связи с тем, что первые шесть ВИЧ-позитивных детей пошли в школу. Мы впервые столкнулись с тем, что такие дети есть, это реальность, с которой нельзя не считаться. И надо к этому приучать общество. Согласно «Национальной программе обеспечения профилактики ВИЧ-инфекции, помощи и лечения ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом на 2004-2008 годы» и городской программе «Молодежь Днепропетровска 2007-2012 годы» городским советом было принято решение о создании в городе в июле 2007 года специализированного центра. В его строительство вложила душу директор городского центра социальных служб для семьи, детей и молодежи Галина Серая-Огородникова.

— Сколько таких центров в Украине?

— Всего семь. Кроме Днепропетровска, это Киев (2 центра), Бахчисарай в Крыму, Одесса, Рубежное в Луганской области и Балаклея в Харьковской.

— Скажите, а кому известно, что в школе есть ВИЧ-позитивный ребенок?

— О диагнозе имеет право знать только медицинский персонал. Даже директор школы не имеет права на такую информацию. Однако как происходит на самом деле, я не знаю.

— Чем ВИЧ-позитивный ребенок отличается от обычного?

— Внешне, безусловно, ничем. Однако многим из этих детей постоянно приходится принимать лекарственные препараты АРВ-терапии, чтобы поддерживать иммунитет. Такой ребенок чаще болеет, более восприимчив к вирусным и другим инфекциям. ВИЧ-позитивный ребенок-дошкольник чаще всего не посещает детский сад, мало общается со своими сверстниками, не умеет жить в детском коллективе. Естественно, у него будут проблемы при адаптации к школьной жизни. Медики сейчас сами признают, что нанесли вред обществу, когда в свое время обозначили эту болезнь как чуму ХХ века и первое время общались с такими больными в противочумных костюмах. А менять стереотипы теперь очень сложно.

— Но что-то же удается сделать?

— Да, наша задача сделать все возможное, чтобы ВИЧ-позитивный ребенок не чувствовал себя изгоем в обществе. Центр работает как дневной стационар. Родители приводят к нам детей, которые в течение определенного времени находятся здесь под присмотром психологов и воспитателей. С ними играют, проводят занятия, организовывают праздники. Каждого ребенка мы угощаем печеньем, вафлями, конфетами, соками. В этом году медики разрешили давать детям и черный шоколад, который укрепляет иммунную систему. Однако основная идея, которую мы вкладываем в понятие «ресоциализация»,— это перепрограммирование психики ВИЧ-позитивного человека, будь то ребенок или взрослый (его родители). Они должны почувствовать себя полноценными и полноправными членами общества, а не жить с синдромом больного человека. Кроме того, мы психологически поддерживаем всех, кого коснулась проблема ВИЧ/СПИДа. Конечно, сделать это непросто, но у нас есть прекрасный пример Соединенных Штатов, где уже ни один ВИЧ-позитивный не скрывает свой диагноз и вполне адаптирован в социальной среде.

— А как люди с данной проблемой узнают о вас?

— В городском центре по профилактике и борьбе с ВИЧ/ СПИДом мы оставляем свои буклеты и визитки. Те, кто пользуется услугами этого центра, из таких источников могут узнать о нашем центре и позвонить сюда. Такая же информация есть у инфекционистов практически в каждой город¬ской детской поликлинике. Первое время основной нашей задачей было завоевать доверие родителей. И эта работа не была напрасной. Сейчас о нас знают, нам верят и у нас чувствуют себя в безопасности.

— Пребывание ребенка в вашем центре дорого обходится родителям?

— Нет, помощь абсолютно бесплатная.

— В таком случае кто помогает вам? Кто финансирует работу «Оберега»?

— Мы городская бюджетная организация, существуем на бюджетные средства, выделяемые городским советом, о чем в свое время позаботился мэр города Иван Куличенко. Но на дальнейшее развитие центра этих денег не хватает, поэтому постоянно ищем небезразличных людей, готовых помочь. И благотворители находятся, хотя в период кризиса помогают немного меньше, чем раньше.

— Какую проблему вам хотелось бы решить в ближайшее время?

— Я обращаюсь к представителям всех партий, всех религиозных конфессий, к общественности Днепропетровска, чтобы они помогли приобрести аппарат для проведения гемодиализа у детей. В областной больнице имени Мечникова такой аппарат есть, но только для взрослых. А детям (и не только клиентам «Оберега») из города с миллионным населением, кому необходимы такие процедуры, приходится ездить за помощью в Киев. Детские аппараты для очищения крови есть в Харькове, Донецке. Так неужели мы, взрослые, не можем обеспечить качественным лечением своих маленьких сограждан?

— Вы имеете дело с ВИЧ-позитивными детьми, а значит, сами постоянно рискуете…

— Это традиционный вопрос. Если говорить лично о себе, то, имея значительный медицинский опыт, я страха не испытываю. То, что люди болеют серьезными недугами, не является для меня новостью. У наших сотрудников психологическое образование, а следовательно, и крепкая нервная система. Понятно, что работать здесь может далеко не каждый. В первую очередь нужно быть альтруистом, человеком, которому небезразлична чужая судьба и чужое горе. Поэтому тем людям, которые ежедневно трудятся со мной,— низкий поклон.

P. S. В центре «Оберег» есть книга отзывов, в которой благодарные родители делятся своими впечатлениями. Вот некоторые из них.

«Здесь тепло и уютно… Отсюда не хочется уходить… Спасибо вам за это!»

«Огромное спасибо вам за проведенные праздники, а также за то, что предоставили билет в цирк на прекрасное представление… Вы молодцы, и дети вас очень любят».