Информационный партнер нашего издания журнал «Мысль» провел в Киеве заседание своего экспертного клуба, чтобы обсудить тему «Новой индустриализации». В октябрьском номере журнала вышел целый раздел статей, где ведущие эксперты предлагают свой, не связанный c политикой анализ того, что происходило в отечественной металлургии, химии, нефтехимии, нефте- и газодобыче за последние 18 лет независимости. И что эти отрасли ждет дальше.

«Днепровская правда» предлагает вниманию читателей лучшие материалы из этого цикла, надеясь также, что их полезно будет прочесть и кандидатам в президенты, которые размещают на своих плакатах слово «индустриализация».

В преддверии выборов украинские политики вновь принялись обещать организовать «новую индустриализацию», которая обеспечит нашу экономику рабочими местами и финансами. В этом свете весьма интересно рассмотреть и понять причины провала предыдущих попыток поднять отечественную индустрию.

Одной из отраслей украинской промышленности, попытавшейся взлететь на волне общемирового подъема, но упавшей с обрубленными крыльями, стало производство титана. Об этом в один голос утверждают директора титановых заводов. Но обо всем по порядку...

Украине в наследство от СССР достались три из четырех звеньев полного цикла производства титановой продукции. В нашей стране сохранились Вольногорский и Иршанский ГОКи, добывающие около 12% мировой ильменитовой руды. Из этого сырья Запорожский титано-магниевый комбинат (ЗТМК) способен производить более 7% мирового объема губчатого титана. На нескольких предприятиях оставались мощности, пригодные для изготовления титанового проката: проволоки, листов, труб. Однако отсутствовал предыдущий передел: не было печей для переплавки губки в металлические слитки.

Построить эти печи и замкнуть полный цикл производства титановой продукции в Украине было более чем заманчивой целью. Рухнувший СССР завалил мировой рынок титановым ломом, надолго обрушив цены, однако к концу 90-х запасы этого аэрокосмического металла начали стремительно иссякать, и становилось очевидно, что на глобальную экономику надвигается нешуточный дефицит титана, который ни китайцы, ни кто-либо другой не успеют покрыть, отстроив производство.

В Украине идеей срубить сверхприбыль на поднимающемся рынке загорелись как государственные организации в лице созданного в 1996 г. научно-производственного центра «Титан», так и частные инвесторы: компании «Фико» и «Антарес». Первой трудностью, с которой столкнулись современные индустриализаторы, оказалась нехватка научных кадров.

Наука

Сказать, что украинская наука находится в полной яме — несправедливо обидеть отечественных ученых. На научные исследования и разработки наша страна тратит позорные 0,2-0,4% ВВП, по сравнению с 1,5% ВВП в России и Китае и более 3% ВВП в Японии и Германии. Но, несмотря на скудное финансирование, в конце 90-х годов в Институте электросварки имени Патона оставались специалисты, способные сконструировать титановую печь.

Доработанная сотрудниками института технология электронно-лучевой плавки выигрывала по энергоэффективности и нескольким другим параметрам у традиционного вакуумно-дугового способа производства титана. Однако удержать эти разработки в недрах небогатого НИИ оказалось нереальной задачей: инженеры не поддавались на уговоры и уходили к более платежеспособным конкурентам вместе с чертежами. В 2002-2004 годах почти идентичные печи появились у НПЦ «Титан», «Антареса» и «Фико». Все они выплавляли металл, по качеству не дотягивающий до аэрокосмических стандартов, и были настроены под сырье ЗТМК.

Коррупция

Расчет «индустриализаторов» оказался верен: стоило им отстроить печи, как котировки на мировом рынке титана взметнулись ввысь. В первом квартале 2005 года из-за дефицита титановых слитков их цена уверенно зашкаливала за $20/кг. Учитывая, что доля губки в себестоимости производства металла занимала около 90%, рентабельность выплавки слитков могла измеряться трехзначными цифрами.

Однако украинцы не смогли договориться о дележе этой сверхприбыли. ЗТМК искусственно отрезал «Антарес» и «Фико» от поставок сырья, что привело к многолетнему простою обоих заводов.

Тем временем монополист ЗТМК, согласно таможенным декларациям, переправлял основную часть титановой губки зарубежным оффшорным компаниям по $4,1-6,7/кг. После этого украинское сырье продавалось по реальной рыночной стоимости ($15-25/кг) и, покатавшись по миру, частично возвращалось и в Украину.

Глава Антимонопольного комитета Алексей Костусев в 2005 г. обещал оштрафовать ЗТМК на 10% годовой выручки за злоупотребление монопольным положением, однако никакие санкции не были применены. Премьер-министры Юрий Ехануров и сменившая его Юлия Тимошенко также неоднократно грозили навести порядок в титановой отрасли, но никаких заметных действий за этим не последовало.

Не подкрепление слов чиновников делом, пожалуй, самая отличительная черта Украины. Почему, заявляя о необходимости развивать промышленность, украинские политики реальными действиями не помогали индустриализации? Может, не хотели, а может, не верили, что в наших условиях она возможна...

Она возможна

Ошибки, допущенные государственными управленцами в титановом секторе, можно перечислять и анализировать долго. Например, эксперты, включая нынешнего директора ЗТМК Виталия Кучука, недоумевают, зачем обремененный сотнями миллионов гривень долга Запорожский титано-магниевый комбинат в 2006-2008 годах потратил более 40 млн грн на строительство у себя все тех же «патоновских» электронно-лучевых печей, которых в Украине и так простаивало более чем достаточно.

Очевидно, отрасли нужны более эффективные стратегии. Индустриализацию государство способно осуществлять одним из двух путей: своими силами или поручить это дело частному инвестору. Украина до настоящего времени вела титановую отрасль сразу по обоим путям: Вольногорский и Иршанский ГОКи с 2004-го по сентябрь 2009 г. были отданы в аренду подконтрольной бизнесмену Дмитрию Фирташу компании «Крымский Титан», а ЗТМК правительство держало у себя в статусе стратегического казенного предприятия, хотя ни о каких госзаказах да и ни о какой стратегии речь не шла. Украинский авиакосмический сектор почти весь титан закупает у России и в недостаточно качественной продукции ЗТМК не нуждается.

Пребывая без надлежащего контроля, отечественные титановые предприятия оказались опоясаны посредниками. В этом можно было бы найти позитив, если бы оседающая в оффшорах прибыль возвращалась в виде инвестиций на производство, как это происходит на некоторых частных предприятиях черной металлургии. Однако, когда финансовые потоки контролирует «кратковременный» арендатор или чиновник, наивно надеяться на возврат вымытых средств. В подобной ситуации первое и главное, что нужно сделать правительству,— обязать предприятия работать без посредников по прямым договорам.

Не менее важная задача, стоящая перед чиновником-индустриализатором,— отыскать пути интеграции украинской индустрии в мировую. По мере износа мощностей и устаревания используемых технологий украинская титановая отрасль на международной арене теряет значимость. Еще пару лет назад мировые потребители ожесточенно боролись за губчатый титан ЗТМК, а сегодня это предприятие из-за вялого спроса и рухнувших цен работает на склад, а его место на рынке готовы занять китайцы. У Вольногорского и Иршанского ГОКов дела пока обстоят лучше. Российский титановый гигант «ВСМПО-Ависма» по-прежнему работает на украинском ильмените, но тоже стремится в ближайшие годы избавиться от этой зависимости, построив собственный ГОК в Тамбовской области.

В промышленном масштабе из собственного сырья титан могут производить лишь пять стран мира (Россия, США, Япония, Китай), и Украине важно не выпасть из этой пятерки, сцепившись с лидерами. Для этого необходимо укреплять партнерские отношения: участвовать в совместных разработках, навязывать долгосрочные контракты на обеспечение сырьем, а также привлекать иностранцев к строительству высокотехнологичных производств в Украине.

Возведение передового титанопрокатного завода на территории нашей страны дало бы гарантию для стабильного развития трех предыдущих переделов: руды, губки и слитков. Однако, прежде чем вложить необходимые для постройки такого предприятия $300-500 млн, инвесторы должны получить гарантию стабильности нашей сырьевой базы. Как известно, деньги любят тишину. Чтобы утихомирить титановый сектор, правительству необходимо закрепить за государственной или частной компанией неоспоримые права собственности на предприятия отрасли и разработать наконец долгосрочный план ее развития. Без этого отрасль рискует не дождаться восстановления титанового рынка, до которого, по прогнозам экспертов, придется выдержать около трех лет кризиса.