Возможно ли еще в Украине, после 18 лет псевдореформ, создание продуктивного сельского хозяйства и зажиточного крестьянства?

Украина — житница Европы». Более устоявшееся за годы советской власти определение республики подыскать трудно. Порою казалось, что участь Украины в мировой экономике определена на века. И не только из-за того, что ей принадлежит четверть мировых запасов прекрасного чернозема. Свои иные потенциальные конкурентные преимущества — науку, авиастроение, космос — она утратила, став источником умов для исследовательских центров всего мира.

Если аграрное производство — призвание Украины, то каким ему быть?

Сегодня в мире, помимо социалистического колхозного способа ведения сельского хозяйства, известны две модели государственной политики или стратегии развития аграрных рынков — «американская» и «франко-голландская».

Американская модель подразумевает государственную стратегию стимулирования развития крупных агрохозяйств, часто в составе вертикально интегрированных компаний. Такие структуры могут быть игроками на международном рынке и противостоять экспансии иностранных конкурентов.

Атрибутами данной модели являются укрупнение сельскохозяйственных земель — часто за счет разорения или скупки владений более мелких хозяйств, а также использование новейших технологий в растениеводстве и животноводстве, включая генетически модифицированные организмы (ГМО). Такой подход позволяет достичь самой низкой себестоимости производства сельхозпродукции и дает возможность успешно конкурировать на внешних рынках.

Франко-голландская модель подразумевает политику противодействия укрупнению земель. Приверженцы этого подхода акцентируют внимание на развитии малых и средних фермерских хозяйств семейного или кооперативного типа. Такая форма хозяйствования позволяет получать качественные продукты питания в широком ассортименте, однако их себестоимость гораздо выше «американских» аналогов. В итоге, эти товары менее конкурентоспособны.

Государство, избравшее франко-голландскую модель, обречено субсидировать свой аграрный сектор. Зато на селе сохраняется средний класс, который не превращается в низкооплачиваемых рабочих крупных производств, занимающихся выпуском массовых культур.

Какая же из этих моделей наиболее приемлема для Украины? На самом деле этот вопрос должен был прозвучать 18 лет назад.

Однако тогда, после обретения независимости Украины, власть не утруждала себя разработками долгосрочных стратегий. И этому непроизвольному выбору содействовали и объективные факторы.

Во-первых, страна имеет большую территорию. Конечно, по этому параметру ее трудно сравнивать с Соединенными Штатами, однако в Европе Украина — одно из крупнейших государств. А это позволяет концентрировать производство и за счет минимизации издержек добиваться более высокой рентабельности.

Во-вторых, против франко-голландской модели играла тотальная бедность молодого государства. Начало 1990 годов ознаменовалось, без преувеличения, разрухой: останавливались заводы и фабрики, систематически исчезали свет в домах и топливо на автозаправочных станциях, по году не выплачивались мизерные пенсии. Скудный государственный бюджет трещал по швам. В таких условиях представить себе обильное финансирование дряхлеющих колхозов, да еще и в европейских объемах, было практически невозможно.

Внедрение в Украине европейской модели нецелесообразно с экономической точки зрения, убеждали население маститые эксперты.

Результаты такой политики — налицо: типовые отечественные супермаркеты наполнились типовыми безвкусными полуфабрикатами в типовых пластиковых упаковках. И это далеко не единственный минус «американизации» украинской аграрной отрасли. Эта модель также игнорирует социальный фактор.

Уже сегодня вследствие укрупнения аграрного производства миллионы бывших селян покинули пределы страны и стали «заробитчанами». Вряд ли все они когда-нибудь вернутся на родину. Скорее наоборот — в последнее время эмигранты массово забирают к себе свои семьи. Украинские села исчезают.

А Европа избежала этой тяжкой участи. Во время путешествий по Франции или Италии между городами на живописных лугах можно наблюдать ухоженные хозяйства местных крестьян. Маленькие фермы соседствуют с уютными добротными домами, и уже один только вид «избушек» говорит о зажиточности их хозяев. Эти фермы составляют основу среднего класса. Местные жители с гордостью говорят: «Я крестьянин».

Здесь нет массовых производств с удушливыми километровыми коровниками, здесь никогда не видели птицеферм с их жестокими формами содержания кур. В свободной стране свободны даже коровы: они не знают привязи и мирно пасутся, позванивая колокольчиками на своих шеях.

Местное производство — «штучное». Высокие технологии соседствуют с вековыми традициями ремесла, которое хранит прадедовские секреты, а оттого — и уникальный вкус того или иного продукта.

Если это сыр моцарелла, то можно проехать десять и сто километров и везде увидеть одни и те же форму и текстуру продукта. Однако стоит только попробовать — и в каждом случае это будут совершенно разные вкусы.

А чем Украина хуже? Мы всегда славились своими промыслами, ремеслами и восхитительными народными блюдами. И сегодня в каждом регионе страны можно изведать неповторимые мясные и молочные продукты, вина и сладости. Однако чтобы попробовать их, нужно исколесить всю страну: в магазинах, в отличие от европейских торговых центров, такие товары не продаются.

Более того, вскоре, если только нынешняя аграрная политика государства не претерпит серьезных изменений, эти экологически чистые, или, как их называют на Западе, органические, продукты питания, производимые без применения химических препаратов, исчезнут и с базаров — вместе с самими крестьянами.

Местные органы власти должны создавать возможности для развития мелкого семейного или кооперативного бизнеса — как в аграрной сфере, так и в сфере обслуживания, включая торговлю, бытовые услуги и «зеленый» туризм.

Несомненно, Украина должна сделать резкий разворот от американской к франко-голландской аграрной модели. Необходимо противодействовать продолжающейся практике укрупнения земель, развернуть финансовые потоки и направить их на развитие сотен тысяч малых и средних фермерских хозяйств. Именно такой должна быть аграрная политика украинского правительства. В этом убеждает опыт цивилизованных стран, логика и просто здравый смысл.