Приближается осенне-зимний сезон, и Европа вновь с тревогой посматривает в сторону Украины и ее газовой трубы. Об украинских газовых проблемах пишут все европейские СМИ. Но для украинских читателей я хотел бы проиллюстрировать основные принципы функционирования современных рынков газа в Европе и в мире, а затем уже судить, что с Украиной и ее рынком не так.

Давайте представим или даже не представим, а просто взглянем на современный газовый рынок Германии, Голландии, Чехии или Польши. Они также принадлежат к континентальной Европе, также снабжаются «Газпромом», частично выполняют транзитную функцию, но, прежде всего, большую часть поставляемого газа потребляют самостоятельно.

Газ, импортируемый из одного (российского) или нескольких источников, на внутреннем рынке продают несколько конкурирующих между собой компаний-трейдеров. При этом одна из них может заниматься продажей импортного российского газа, а вторая — сжиженного газа, поставляемого через специальные морские терминалы, куда этот продукт может попадать в любых количествах хоть из норвежских или британских месторождений, хоть из Арабских Эмиратов. Этот рынок высококонкурентен, и предложение на нем значительно превышает спрос. К примеру, такие высокоразвитые страны, как Япония или Гонконг, где проблем с газоснабжением промышленности и населения не существует вообще, тем не менее, весь свой газ получают в танкерах в сжиженном виде.

Но для нас важно другое. Национальные компании-импортеры, ведущие переговоры с «Газпромом» о цене поставок газа по наземным трубам, всегда имеют в своих руках аргумент о том, что стоимость их закупок не может быть выше цен на сжиженный газ, доставляющийся морским путем, и наоборот.

Как хорошо известно в европейских энергетических кругах, несмотря на наличие проекта по строительству терминала на Черном море и завода по переработке сжиженного газа в объеме 13 млрд куб. м (годовая потребность Украины — 70 млрд куб. м, потребление населения — 22 млрд куб. м), который готовы были полностью профинансировать английские, сирийские и турецкие инвесторы, нынешним правительством пока не сделано ничего для начала его запуска.

Но на этом различия с Украиной не заканчиваются.

Как известно, европейские ставки транзита за поставку газа по газопроводам примерно равны и колеблются в диапазоне 3,5-4 долл. за 1 тыс. куб. м на 100 км пути (в Украине 1,7 долл.). При этом ставка транзита нигде не привязана к стоимости закупки самого газа, поскольку этим, как правило, занимаются разные компании, одна — оператор газотранспортной системы, вторая — импортер российского газа. Они очевидно имеют различные балансы, различные интересы, и им невозможно предложить делать уступки друг за счет друга.

Как мы все видели, заключая последний газовый договор с Россией, украинское правительство вынуждено было пойти на уступки по цене транзита, к тому же еще и взяв на себя обязательство не повышать его в течение следующих пяти лет, несмотря ни на какую рыночную конъюнктуру. Мне видится, что россиянам было легко добиться подобной диспропорции ввиду того, что государственная монополия «Нефтегаз Украины» одновременно является и импортером российского газа, и оператором транзита.

Ну и последним ключевым отличием европейской либеральной модели современного газового рынка от зарегулированной украинской является цена.

Я очень надеюсь, что в Украине и общественность, и политики информированы о том, что ваше правительство заключило в прошлом году контракт о покупке в России газа по самой невыгодной цене на европейском континенте.

Мне не хотелось бы давать слишком резких оценок, но если бы подобный контракт подписал премьер-министр Великобритании, вся пресса Объединенного Королевства обвинила бы его на следующий день в коррупции.

Украина обязана закупить в 2009 году по вашему новому контракту с «Газпромом» 40 млрд куб. м газа только для собственных нужд. На что при среднем формульном значении среднегодовой цены в 280-300 долл. (а в следующем году по контракту она составит уже 450 долл.) понадобится около 12 млрд долларов.

Практика сбора платежей за газ в первом полугодии показала, что газ на внутреннем рынке Украины продается по ценам, которые значительно ниже тех, по которым вы приобретаете его у России. В частности, население платит за газ по тарифам, которые в пересчете составляют в среднем 63 (!) долл. за тыс. куб. м. Немного меньший разрыв в ценах для тепловых электростанций и коммунальных предприятий, но он есть. Единственный класс потребителей, которому газ продают по рентабельной цене,— промпредприятия, но и там существует проблема своевременности платежей.

В итоге, как мы видим из отчета «Нефтегаза», в первом полугодии этого года, покупая газ дорого в России и продавая значительно дешевле внутри страны, эта компания заработала 2,8 млрд балансового убытка. К счастью, эта сумма была покрыта авансовыми платежами России за транзит газа в 2009 и 2010 годах. Но когда ваше правительство потребовало от России покрыть недостаток июньских платежей еще одной авансовой проплатой уже за транзит 2011 года, «Газпром» ответил отказом, испугавшись дальше кредитовать компанию — потенциального банкрота, чей балансовый убыток только в этом году должен при такой политике превысить 5 млрд долл. США!

Очевидное понимание этого факта и вызывает сегодня растущее беспокойство Европейского Союза в отношении поставок газа будущей зимой и, возможно, не до конца понятый вами отказ Еврокомиссии кредитовать существующую модель газовых поставок в Украину. Конечно же, интересы бесперебойного снабжения Евросоюза нам ближе, чем проблемы с оплатой газа населением Украины, однако ввиду того, что они обе завязаны на проблеме повышения ставки транзита через вашу страну, мы должны решить их вместе. Иначе внутренняя газовая драма, которая разворачивается сегодня на наших глазах внутри Украины, зимой неизбежно коснется и нас.