Министерство транспорта и связи в Украине по праву можно считать ключевым в экономике. Железные дороги, водный, авто- и авиатранспорт, перевозки грузов и пассажиров, строительство дорог, телефонная и почтовая связь, транзитная политика, огромное количество предприятий, где работает около миллиона людей. Миллиардные денежные потоки, пересечение крупных бизнес-интересов, подводные камни и годами строившиеся коррупционные схемы и соблазны.

Эффективность работы этого ведомства серьезно влияет на ситуацию в стране. И промахи, и успехи здесь не утаить. Соглашаясь на должность министра более года назад, Иосиф Винский не мог не понимать, что отныне каждый его шаг будет сопровождаться пристальной критикой оппонентов и поиском компромата. Вместе с тем эта должность при наличии способностей открывала возможности сделать многое для государства.

Ряд политологов пророчили, что, попав в жернова мощной ведомственной мясорубки, Винский быстро споткнется и сойдет с дистанции. Тем не менее, за год министру удалось добиться серьезных результатов. Сработало не только широкое понимание экономических процессов, но главным образом — сочетание системного подхода, решительности, взвешенности и принципиальности с грамотным подбором руководящих кадров. Интересен взгляд Иосифа Винского на процессы, происходящие в его ведомстве и в стране.

— Иосиф Викентьевич, как Вам удалось существенно увеличить доходы государства от отрасли и поломать многие теневые схемы?

— Главное, что мы за год увеличили общие отчисления в бюджет на
40 процентов, в то время как по стране они выросли в среднем на 27. На 10 миллиардов увеличили доход железной дороги, на 2 миллиарда — морских портов, на 0,5 миллиарда — аэропортов. Завели в легальный сектор 11 тысяч автобусов, на 40 процентов увеличили зарплату. И вот уже за первый квартал этого года государственные предприятия транспорта и связи уплатили в госбюджет на 450 млн гривень больше, чем в соответствующем периоде прошлого года. И это невзирая на кризис! Поэтому понятно сопротивление тех, кто годами сидел на схемах обогащения и делился с вышестоящими чиновниками.

— Как у Вас хватает времени и на руководство общими процессами, и на изучение и поддержку конкретных проектов?

— Все взаимосвязано. Долгие годы на рынок наших внутренних авиаперевозок не пускали иностранных перевозчиков. Приход венгерской компании многому научит наших перевозчиков и заставит работать эффективней. Появилась возможность летать дешево. И не за счет экономии на безопасности — компания Wizzair запустила новый аэробус и жестко следит за правилами эксплуатации,— а за счет оптимизации работы и затрат. Изучив, насколько рационально они используют самолет, я задумался над таким парадоксом.

Железнодорожники все время жалуются на нехватку пассажирских вагонов, но те, что имеются, простаивают почти половину времени! Потому что так когда-то повелось. Если мы десятилетиями не в состоянии осилить строительство метро в Донецке, то почему не отдать его в концессию, при условии, что работу сделают эффективнее, быстрее и дешевле, сами привлекут деньги и создадут в Донбассе новые рабочие места? Кстати о поддержке конкретных проектов — для создания условий посадки аэробусов, используемых «малобюджетниками», мы на этой неделе в киевском аэропорту «Жуляны» открываем реконструированную взлетно-посадочную полосу аэропорта. Я обещал, что мы это сделаем, и мы это сделали. Сделаем и все намеченное. Свое слово я держу и того же требую от своих подчиненных. Это принцип, на котором держится наша команда.

— Как министр, Вы, безусловно, заинтересованы в повышении доходности отрасли и получении средств на ее модернизацию, однако это прямо будет бить по экономике ваших партнеров: большинство предприятий и граждан в условиях кризиса еле сводят концы с концами. Как найти баланс интересов, «золотое сечение»?

— Я выступаю в двух ипостасях: как министр — отвечаю за отрасль, и как член правительства несу ответственность за общую ситуацию и экономику страны. Поэтому для решения любого вопроса всегда представляю интересы трех сторон: государство — бизнес — потребитель. На самом деле найти оптимальное решение, применив честные расчеты, не так уж и сложно. Учитываем принятые в мире пропорции и балансы регулирования рентабельности госмонополий, нашу специфику. Я очень хорошо понимаю ответственность за общую ситуацию, поэтому обвинить нашу отрасль в том, что «тянем на себя одеяло», нельзя, скорее, мы вынуждены выступать донорами. Железнодорожные перевозки у нас, к примеру, вдвое дешевле, чем у соседей россиян. И в других областях всегда заботимся о конкурентоспособности украинских предприятий. Если тарифы и вынуждены повышать, то плавно и прогнозируемо — такова моя позиция.

— Не секрет, что руководители многих госпредприятий получают доход с так называемых «откатов». Закупая комплектующие по завышенным ценам и уменьшая доходность предприятий, Вы как-то боретесь с этим явлением в своем ведомстве?

— Это общегосударственная проблема. Я вижу две составляющие ее решения: полная открытость и гласность всех проводимых закупок (размещение информации обо всех сделках и ценах на сайте) — такую работу наше министерство уже начало, и я уже внес такой проект — стимулировать руководителей госпредприятий за увеличение прибыльности и суммарной уплаты налогов в госбюджет.

— Иосиф Викентьевич, Ваша деятельность у многих вызывает ревность, некоторые поговаривают о Вашем смещении, как к этому относитесь?

— Я сам человек откровенный и ценю это качество в других. На здоровую критику никогда не обижаюсь. Привык работать в команде. Шанс поработать на государство — это высшее благо, которое стараюсь максимально использовать каждую минуту. Ну а критика от тех, кто пытался предложить мне «договориться» и понял, что это принципиально невозможно, тоже признание позиции.