«Старшина» — так прозвали коллеги и друзья Почетного металлурга СССР и заслуженного ветерана Южнотрубного завода Бориса Красникова.

Непрерывный трудовой стаж — 44 года. Начинал вальцовщиком холодного проката в ТВЦ-1, затем работал старшим нагревальщиком кольцевой печи цеха № 7. Избирался заместителем секретаря цеховой комсомоль-ской организации, членом горкома партии, отвечал в профкоме за работу жилищно-бытовой комиссии.

1 декабря Борису Петровичу исполнилось 70 лет. Ему есть что вспомнить, есть чем гордиться, а самое главное — он полон сил, оптимизма и планов на будущее. В настоящее время Борис Петрович работает начальником караула в частной фирме.

— У меня дед — долгожитель. Пойдет, бывало, в лес, увидит кукушку и спрашивает: «Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось?» А она отвечает: «Много, много, только на горло не дави!» — рассказывает анекдот мой собеседник, заливаясь звонким смехом.— Или вот еще: «Доктор, мой муж часто во сне скрипит зубами. Это признак старости?» — «Ну что вы! Признак старости — это когда муж кладет зубы на ночь в стакан». А еще скажу так: «В старости трудно начать новую жизнь, зато легко закончить старую».

Борис Петрович замечательный рассказчик. Председатель совета ветеранов ООО «Интерпайп Нико Тьюб» Владимир Омельченко вспоминает, что в свое время, когда анекдоты не печатались, а передавались из уст в уста, за Красниковым ходили по цеху с блокнотом и записывали его шутки-прибаутки.

— Призвали меня в армию, радиотелеграфистом определили. Однажды дали нам, новобранцам, задание — выкопать траншею для прокладки кабеля. Дождик накрапывает, ребята курят, а я анекдоты рассказываю. Работа, разумеется, стоит. Тогда сержант говорит: «Как закончишь анекдоты травить, так и приступите к работе». Я ему: «Слово советского сержанта?» «Даю слово»,— отвечает. Анекдоты я тогда рассказывал без остановки ровно 3,5 часа, до самого ужина. Сержант слово свое сдержал, а ребята были довольны безмерно.

Смех продлевает жизнь. Это главное правило моего собеседника. Однако, как и всем детям войны, пришлось и ему хлебнуть горя. Отец его Петр Иванович погиб на фронте, и мать-колхозница одна воспитывала дочь Лиду и двух сыновей — Геннадия и Бориса. И только недавно, благодаря Интернету, узнал Борис Петрович, что отец его похоронен в 1944 году в Германии. Жалеет, что не знал он этого в 1987 году, когда был в составе делегации от Южнотрубного завода по обмену опытом на металлургическом комбинате в немецком г. Риза. Обязательно бы нашел могилку…

— Прилетели мы в Германию, а нас не встречают,— рассказывает Борис Петрович.— Что делать? Чужая страна, чужой язык. Я не растерялся, говорю: «Сами доберемся». Сели на электричку и прибыли на место назначения. Немецкие товарищи перед нами извинились и даже каждому по 150 марок выдали в виде компенсации. Удивила организация труда немцев. Если в бригаде положено 44 человека, то каждый день работает не больше и не меньше людей. Даже если кто-то заболеет или по каким-то другим причинам не сможет прийти на работу, ему найдут замену. У нас же, если положено 35 человек, то, как правило, работает 20. И при этом план перевыполняли и рекорды ставили… На немецкой кольцевой печи ко мне прикрепили 62-летнего нагревальщика. Я ему говорю: «Иди обедай, не бойся, все будет в порядке». А он ни в какую, боится меня одного оставить. Говорю ему: «У тебя в 3-й зоне мало воздуха, холодный металл идет. Давай я добавлю воздуха, и все будет в порядке». А он руками машет: «Найн! Найн! Лабораторен!» У них так: что лаборатория написала, то и будут делать.

Немцы удивлялись, когда узнавали, что с горячим стажем у нас на пенсию выходят в 50 лет. У них в то время на пенсию мужчины и женщины выходили только в 65 лет.

Учился мастерству нагрева мой собеседник у таких мастеров, как Иван Сокур, Александр Матвеев, Николай Похил, Дмитрий Нетудыхата. В свою очередь, сам Борис Петрович воспитал немало достойных профессионалов, которые сейчас являются гордостью промплощадки.

— Работа нагревальщика очень важная. Чтобы грамотно подготовить металл к прокату, людям, обслуживающим кольцевую печь, необходимо в совершенстве знать технологию не только нагрева, но и проката трубы,— говорит Борис Петрович.— Перегреешь металл — не будет захвата, нормальной прошивки.

С супругой воспитали двух дочерей. Внучка Аня проживает в Полтаве и учится заочно в Днепропетровской национальной металлургической академии, а внук Алексей — студент третьего курса аграрного колледжа, отличник.

В свободное время Борис Петрович любит работать на огороде, сидеть на берегу с удочкой, чинить свой «Жигуленок» и, конечно же, общаться с родными и друзьями.

— Оглядываясь назад, о чем жалеете, что не успели сделать, какие строите планы на будущее? — спросил я собеседника.

— Ни о чем не жалею. Стыдится мне нечего. Думаю, что свой долг выполнил — работал на совесть, дом построил, дочерям дал высшее образование. Сейчас вот внукам помочь надо. Дел, как всегда, много. Жизнь — это движение. Главное, чтобы движение это было толковым, целенаправленным и приносило пользу и себе, и окружающим.