Макс, Кирилл и Толян сидели в кабаке среднего пошиба, попивая пивко. Со стороны — ни дать, ни взять — друзья отдыхают. Но уж больно лица невеселые. Они никогда не знали друг друга. И не узнали бы: слишком разные у них до этого были пути-дорожки. Если бы не одно «но»...

Кирилл был мальчик-мажор со всеми вытекающими из этого последствиями. Папина машина, мамина кредитка. Денег — бери — не хочу, девочки, шмотки, казино, пляжи. Макс — типичный терминатор отечественного образца. Груда мышц, к которым, как ни странно, прилагался блестящий интеллект. В универе все преподаватели были приятно удивлены тем, что внешность все-таки штука обманчивая. Девчонки штабелями падали, стоило этакому Рэмбо открыть рот и произнести пару заумных фраз вкрадчивым эротичным голосом, приспустив черные очки. Толян — «чисто конкретный пацан», привыкший мало говорить и отвечать за сказанное по всей строгости. Его боялись и уважали все малолетки района. К нему клеились самые «козырные» девочки, потому что за версту от него разило бандитской романтикой и жиганским щегольством даже в мелочах.

«Ну, че делать будем, пацаны?» — Толян, вопреки своему правилу помалкивать, первым нарушил тишину. Вопрос, собравший этих троих воедино за одним столом, в самом деле требовал каких-то действий или хотя бы решения — но опять-таки, одного на троих.
…Диана была девушка заметная. Когда она шла по улице, оборачивались все — от студентов-первокурсников до пожилых пенсионеров. Есть такой тип женщин, которых дамы просто терпеть не могут, но все поголовно мужики обожают. Даже если взаимности не добьешься. Маленькая, шустрая, стройная и очень симпатичная, Дианка всегда заставляла сильный пол поволноваться одним своим присутствием. Сапожки на каблучках, юбочка в пределах вполне допустимого мини, коротенькая курточка, русые волосы до плеч, горящие озорными огоньками глаза и ямочки на щечках — вот, пожалуй, и все. Но что-то в ней еще было такое, чего никто понять и осмыслить не мог, что можно было только почувствовать. Особенно остро чувствовалась эта ее особенная значимость, когда какой-то очередной парень начинал по ней страдать, а ее не было рядом. Как-то так повелось, что она была сама по себе и ни с кем. Но каждый из ее знакомых считал честью, если не долгом, предложить ей провести, если было темно, подвезти на машине, подать руку и вообще хоть как-нибудь за ней поухаживать. И даже в мыслях ни у кого не было оттенить этот знак внимания какой-либо пошлостью или глупостью. А на каверзные вопросы о ней каждый отвечал, гневно нахмурив брови: «Ты что! Это же Диана!»
Такая политика со стороны мужского пола не просто льстила Дианке, а буквально сделала ей репутацию неприкосновенной общей любимицы, избалованной мужским вниманием — а потому еще более недоступной.

Дианке всюду был зеленый свет. Даже местная шпана тихо и незаметно охраняла ее спокойствие, так что обидеть ее мог разве что умалишенный. От шпаны-то про нее и узнал Толян. Пару дней ездил следом на машине — присматривался, но придраться было не к чему. А на его грубоватое открытое предложение «пойти, куда пожелаешь, я на все готов» в ответ девчонка рассмеялась и не ответила ни отказом, ни согласием, чем вообще поставила его в тупик. Диана ходила в спортзал — там ее Макс встретил. Он попытался набиться ей в инструкторы, но все тщетно. Диана явно была не новичком и предпочитала тренироваться в тишине и одиночестве. И глядя на то, как она качает пресс в этих своих шортиках, Макс понимал, что с ума в данный момент сходит не только он. А потому быстро объяснил всем в зале, что «этой девочке можно все, а вот по отношению к ней нельзя ничего». А Кирилл встретил Диану в институте — и сразу же понял, едва на нее взглянув, что у такого, как он, шансы подкатить к этой девчонке минимальные. Потому что Дианку не интересовали мажоры и мамины сынки, да никто и не мог понять толком, какие же парни ей нравились. Потому что она одинаково хорошо ко всем относилась, но не более того.

Когда девушка умеет нравиться, но не кружить при этом головы мужчинам, это иногда становится неразрешимой проблемой. Вот с такой проблемой и столкнулись трое парней, одинаково симпатизировавших Диане и не желавших уступить друг другу. Они, конечно, могли по очереди расквасить друг другу носы или натворить глупостей похлеще, но Дианкино чутье сделало свое дело. Как-то улучив момент, она просто сказала всем троим: «Продолжайте в том же духе, если вы хотите со мной поссориться». Ссориться с ней не желал никто. И все трое схватились за голову. И даже сели за стол переговоров.

Переговоры ничего не дали, зато парни напились так, уже были готовы пойти друг другу на уступки. Совершенно неожиданно они открыли для себя, что вполне совместимы как хорошие приятели, и вся эта несуразная история с Дианой и попытками покорить ее сердце (а втайне друг от друга они продолжали предпринимать такие попытки) только сблизили их.

Гром грянул неожиданно, на пике всех этих страстей. Из армии вернулся парень, который никогда не был предметом всеобщего обсуждения или женского обожания. Простой себе парень. Кто же знал, что все это время Диана писала ему письма и считала дни на календаре! Умная девочка берегла свое будущее, никого не посвящая в его подробности. И когда было объявлено, что грядет свадьба, Толян, Макс и Кирилл принялись… за свадебные хлопоты, взяв добрую их часть на себя.

В общем, история эта закончилась неожиданно и очень просто. Диана вышла замуж за своего избранника и подарила ему… тройню. А когда настал черед выбирать крестных для малышей, Диана просто перезвонила Толяну, Максу и Кириллу и поставила их в известность о том, что на них теперь возлагаются новые обязанности. И они согласились. А разве могло быть иначе, ведь этой девочке можно все!