Когда консультант ООО ПНЦ «Трубосталь» Станислав Рябов переступил порог редакции, глаза его буквально светились от счастья. «Представляете, сына нашел! 44 года не видел…».

Ушла из дома, бросив детей

Судьбы людей… Сколько их записано в журналистские блокноты! И не сосчитаешь. И все истории неповторимые, со своими бедами, печалями и радостями.

— В далеком 1961 году в городе Зеленодольск Татарской АССР появилась семья. Мне было 19 лет, работал слесарем в воинской части, а жена Анна — машинистом крана на судостроительном заводе. До этого два года за ней ухаживал, — рассказал свою историю Станислав Петрович. — Родился в Украине, а в Татарстан приехал поступать в училище из Псковской области. Отец мой был военный, жили на одном месте не более трех-четырех лет. В жизни я узнал географию не по карте, а на колесах. Там же, в Зеленодольске, у нас родился старший сын Игорь. Решили поехать в Тулу, где у Анны был брат. Пожили там год, увидели, что здесь ни хорошего заработка, ни жилья не предвидится, и отправились в Азербайджан, где тогда служил отец. Так мы оказались в Кировабаде (Гянджа), где строился алюминиевый завод. Устроился туда монтажником, жена — крановщицей, спустя время нам дали квартиру. В 1965-м родился второй сын Олег. К тому времени, когда отец демобилизовался из армии и уехал жить в Никополь, обстановка в Азербайджане стала напряженной, часто возникали межнациональные конфликты, поэтому решили переехать в Никополь. Жили у моих родителей, я устроился в НСУ-109 монтажником. Однажды возвращаюсь с работы, жены нет. «Мама ушла в баню», — говорит Игорь. Время идет, а ее все нет и нет. Потом заметил, что ни чемодана, ни вещей ее тоже нет. Ушла из дома. Ничего никому не сказала, записки не оставила. Почему? Вроде и повода никакого не было…

Стали жить втроем. Игорь и Олег плохо слышали, но определить их в спецсадик было невозможно. Старшего я отдал в обычный детский комбинат и каждое утро отводил его туда перед работой, а младшего пришлось определить в Дом ребенка «Малютка». Нашлись «добрые» люди, которые посоветовали мне подать на жену в суд на алименты, что я и сделал. Объявили ее во всесоюзный розыск, через полгода приходит письмо, в котором сообщается, что Анна живет в Иркутске, работает машинистом крана на одном из предприятий, ей пришел исполнительный лист на выплату алиментов. Еще через полгода она сама приехала в Никополь, остановилась в гостинице, встретились. «Откажись от алиментов, — говорит, — мне стыдно людям в глаза смотреть». А в те времена, действительно, было большим позором, когда не мужчина, а женщина платила алименты. Судья Михаил Котеливец посоветовал нам мирно договориться: старшего Анна оставляет в Никополе, а младшего забирает с собой в Россию. А от алиментов я отказываюсь. На том и порешили. Кто же знал, что Олега увижу только спустя 44 года…

«Олег, напиши мне, нам есть о чем поговорить…»

Куда уехала с Олегом уже бывшая жена, я не знал. Позвонил ее брату в Тулу, он сказал, что Анна проживает в Красноармейске Московской области. Я тогда работал на краностроительном заводе им. Ленина, а она — машинистом крана, который как раз изготавливали на нашем заводе. Так у меня появилась причина для командировки в Красноармейск. Когда мы встретились, бывшая супруга уже ждала ребенка. «С сыном ты не увидишься, у меня сейчас другая семья, он называет моего нового мужа отцом, и муж хочет Олега усыновить».

Так и не увидев своего мальчугана, вернулся в Никополь. А когда Игорю исполнилось 19, Анна прислала ему письмо. За эти 12 лет она ни разу ему не звонила и не писала. Игорь так ей ничего и не ответил. Возможно, на его сознание повлияла бабушка, которая рассказала внуку, что мать их с братиком бросила…

Шли годы, мне, конечно, все это время очень хотелось повидать Олега, посмотреть, каким он стал, узнать, как сложилась его жизнь. Однако по известному мне адресу в Красноармейске никто не отвечал. Я сделал запрос в милицию, мне ответили, что такие там не проживают. Обратился в телепередачу «Жди меня», но и там ничем не помогли. Я уже, было, отчаялся найти младшего сына, когда в руки попался номер тульской газеты «Слобода». Корреспондент Рябикова (почти однофамильцы) предложила мне разместить у них в газете фотографию и следующий текст: «Станислав Петрович Рябов из города Никополя (Украина): «40 лет назад я развелся с женой, уроженкой Алексинского района Анной Кусакиной. Старший сын Игорь остался со мной, а бывшая супруга вместе с младшим, Олегом, уехала в Красноармейск Московской области. С тех пор я ничего о них не знаю. Сын родился в Кировабаде, ему сейчас 40 лет. Олег, позвони или напиши мне. Нам есть о чем поговорить. Может быть, какой-то информацией располагает брат бывшей жены Николай Алексеевич Кусакин, который проживает в Туле. Буду признателен, если он хоть чем-то поможет». Через какое-то время в редакцию позвонила женщина. «Я знаю эту семью», — сказала она корреспонденту. Рассказала, что у Анны родились две дочери, дала адрес. Я рассказал эту историю генеральному директору ООО ПНЦ «Трубосталь», депутату областного совета Александру Фельдману, и он предложил мне поехать на недельку в командировку в Красноармейск в научно-исследовательский институт механизации, а заодно решить свои личные дела.

«Улицы Колхозной в Красноармейске нет и никогда не было…», — отвечали прохожие. А у меня нет другого адреса. Что делать? Помогла милиция. Там по компьютерным данным нашли настоящий адрес бывшей жены.

Через 15 минут подошел к указанному дому, домофон не отвечал, а на скамейке, как обычно, сидели бабушки. «Такие здесь не проживают», — сказали они мне хором. К счастью, подошла еще одна пенсионерка. «Да, здесь на первом этаже когда-то проживала такая семья, — сказала она. — Хозяйка лет пять назад умерла. Ее пацан, который плохо слышит, и две дочки переехали». Так я узнал, что Анны больше нет в живых.

Пришел по указанному адресу, но по домофону ответили совсем другие люди. Снова разочарование. Расспросил соседей, оказалось, что мне нужно просто в другой подъезд. Дверь открыла младшая дочь Анны Люся. «Боже, как вы похожи с сыном!» — сказала она. Я узнал, что Олег работает столяром в Красноармейском научно-исследовательском институте механизации.

Мы встретились. Жена говорила Олегу, что я пьяница, потерянный человек, она вынуждена была развестись со мной и уехать. А о существовании старшего брата вообще молчала. Когда Олег был маленьким, мать отправила его в деревню в Тульскую область, где, естественно, не было логопеда, с ним никто не занимался. А Анна получала на него пенсию по инвалидности. «Зачем тебе учиться, все равно на завод пойдешь!» — повторяла она ребенку. Когда парень вырос и пошел работать, забирала деньги и тратила как хотела. После смерти матери дочери разменяли четырехкомнатную квартиру, получили две двухкомнатные, а Олегу купили маленькую комнатку в квартире с подселением. Они никогда не считали его родным братом.

«Мать простил. Главное, у меня теперь есть настоящая семья…»

В конце августа Олег приехал с дочерью в Никополь. В этот же день я пришел в гости к Рябовым. Был накрыт праздничный стол. Нынешняя жена Станислава Петровича Людмила Андреевна хлопотала на кухне, а два брата и отец говорили о жизни.

— Олега я немного помню, ведь мне, когда мы расстались, было четыре года, а ему еще и годика не было. Даже запомнил, как наша покойная бабушка с ним в больнице лежала, у нас фотография сохранилась, где я стою, а он сидит в кресле, — сказал Игорь. — Приятно снова увидеть родного брата, узнать, что он жив, что с ним все в порядке, теперь обязательно будем поддерживать связь…

Игорь занимался у логопеда, Станислав Петрович возил его в Киев к специалистам. Окончил школу, затем Днепропетровский металлургический институт, работал в конструкторском бюро ООО ПНЦ «Трубосталь», затем на участке производства отводов. Сейчас — мастер по ремонту редукторов на механическом заводе.

— Жаль, конечно, что я столько лет не знал, что у меня есть брат, мне говорили неправду об отце, — сказал Олег.
— Мать я, конечно, простил. Главное, у меня теперь есть настоящая семья. Приятно осознавать, что ты не один на свете. Мне понравился Никополь, зеленый, ухоженный город. Надеюсь, теперь будем общаться с близкими по Интернету, звонить друг другу, приезжать в гости.

— Я очень признателен всем, кто помог найти сына. Это произошло только благодаря отзывчивым и чутким людям, — делится Станислав Петрович.
— Газета «Слобода» опубликовала мое объявление, Александр Фельдман помог оформить командировку, в милиции нашли адрес, добрые люди подсказали, где искать, а начальство Олега предоставило ему отпуск. Теперь мы вместе, и я спокоен.

На следующий день семья поехала отдыхать на Черное море.