«Кофе проникает в ваш желудок, и с этого момента все вспыхивает, мысли теснятся, как батальоны великой армии на поле битвы, и происходит сражение. Воспоминания с поднятыми знаменами мчатся в атаку, легкая кавалерия сопоставлений развивается в стремительном галопе; артиллерия логики наступает со своими обозами и орудиями; остроты летят стрелами; встают образы, бумага покрывается чернилами подобно тому, как поле битвы окутывается темным пороховым дымом…»

Так описал действие кофе один из его самых горячих поклонников, французский романист Оноре де Бальзак. Во Франции XIX века кофе пользовался чрезвычайной популярностью. Свою страну к этому напитку приучил Людовик XIV, и он же совершил революцию в приготовлении заморской диковинки: добавил в ароматную коричневую жижу сахар! А за три столетия до Бальзака в далекой Мекке к кофе отнеслись с вопиющим неуважением. Собор высшего исламского духовенства проклял этот напиток, назвав его «дьявольским африканским зельем», поскольку «правоверные так упивались кофе, что забывали про намаз».

Однако отвлечемся от французов и почитателей Аллаха и обратим взор на нашу родину, ведь именно украинцы внесли значительный вклад в распространение и популяризацию кофейного ритуала по всей Европе.

Шел 1683 год, столицу Австрийской империи осаждали турки, исход этого поединка решал, будут ли границы Османской империи простираться до самой Западной Европы или турки навсегда оставят мысль о европейской земле. В решающий момент осады Вены Юрий-Франц Кульчицкий, переодевшись в турецкую одежду, прошел вражеские кордоны и привел войска союзников на помощь осажденному городу. В награду он попросил отдать ему захваченные у турок 300 мешков с кофейными зернами. Венцы не знали, что делать с этими странными семенами, и собирались их сжечь, поэтому просьба Кульчицкого тут же была удовлетворена. Говоря современным языком, Кульчицкий начал «пиарить» кофе всеми доступными способами. Он разносил его по улицам города в турецких одеждах, изобрел для «прикуски» рогалик, который венцы съедали в отместку туркам (полумесяц был символом Османской империи). 13 августа 1684 года Кульчицкий открыл первую кофейню в Вене. Он адаптировал турецкий кофе к европейскому вкусу, добавив в него молоко и создав знаменитый «кофе по-венски» — напиток, завоевавший всю Европу.

Безвреден ли кофе? До сих пор мнения о его влиянии на организм человека остаются диаметрально противоположными. В последнее время были опровергнуты некоторые гипотезы, портящие репутацию этого напитка. Например, что кофе вызывает рак поджелудочной железы и его употребление связано с развитием сердечно-сосудистых заболеваний. Кофе может повлиять на сердце только в том случае, если человек, имеющий изначальную предрасположенность к сердечно-сосудистым болезням, употребляет кофе в очень больших дозах. К тому же было доказано, что кофе обладает заметным антидепрессивным действием и вопреки распространенному мнению даже предотвращает кариес.

Однако кофе, как и любым другим продуктом, злоупотреблять не стоит, ведь все хорошо в меру. Доза кофеина в 100-300 миллиграммов (1-2 чашки) в день улучшает внимание, увеличивает скорость реакции, физическую выносливость. Однако 400 - 600 миллиграммов в день (в зависимости от особенностей человека) могут вызвать повышенную нервозность и раздражительность. Учитывая, что после третьей чашки кофе его положительное влияние на организм резко снижается, необходимости в таких больших дозах просто нет.

Так как же обстоит дело с современной «кофеманией»? Кофе так же популярен, как и несколько веков назад, это несомненно. Но не превратился ли он в некий культ, бесконечно пропагандируемый рекламой? И что изменилось в традиции употребления кофе: привносят ли в нее что-то новое или вспоминают хорошо забытое старое? Постараемся это выяснить у преданного поклонника кофе. Альбине 23 года, по профессии она математик-программист, но когда речь заходит о кофе, превращается в настоящего художника-романтика.

— Говорят, Анна Ахматова, знакомясь с новым человеком, прежде всего задавала вопрос: чай, собака, Пастернак или кофе, кошка, Мандельштам? Таким образом она определяла для себя характер нового знакомого. Ваш вариант?

— Кошка, кофе, (Цветаева или сама Ахматова) Мандельштам.

— Сейчас скажу страшную ересь: кофе — просто напиток. Или нет?

— Все зависит от самого кофе. Хотя иногда и от того, с кем ты его пьешь. Например, в большинстве случаев растворимый или из автоматов для меня бурда, которая позволяет проснуться или занять время. В противоположность нормальный заварной кофе — это ритуал. Его надо пить медленно, с толком, чувством, из красивой и соответствующей месту, времени и случаю посуды. Можно добавить специй и/или бальзам, украсить шапкой взбитых сливок или мороженым. С таким кофе можно вести душевные беседы, мечтать и строить планы, читать книги, вспоминать и представлять, что человек, с которым ты раньше пил кофе, рядом... Хотя если попадается хороший собеседник, не принципиальным становится — пьешь чай, растворимый или все-таки заварной кофе. Но под кофе оно как-то более... интимно что ли.

— Вы назвали многочисленные способы приготовления заварного кофе, среди них есть особенно любимый?

— Это сложно. Самый простой и доступный по времени способ — это в готовый, сваренный в джезве кофе добавить чайную ложку бальзама (например, рижского или «Давний рецепт»), две чайные ложки коричневого сахара и смесь специй: корица, гвоздика, ваниль, кардамон — замечательная «Мельничка Камис» — столько, сколько пожелаешь. Очень люблю кофе по-венски. Это опять-таки сваренный в джезве. Но туда вместо молока и сахара кладут взбитые в миксере с добавлением специального порошка типа «Откер» сливки. Подается в высоком бокале с ручкой (его используют также для глинтвейна, кофе по-ирландски — то же самое, что и по-венски, но добавляется еще айриш крем, кофе глясе и т.д.) и ложкой с очень длинным черенком. Можно посыпать тертым шоколадом и/или корицей. Опять же капучино. Эспрессо, в который добавляются взбитые с помощью пара молоко или сливки. В домашних условиях получается через раз на третий.

— Выбор сорта кофе вообще принципиален для вас?

— В смысле кенийский, арабский и т.д.? Скорее нет, чем да. Обычно кофе, который в зернах или молотый, я предпочитаю покупать за границей (из каждой турпоездки на собственном горбу тащится несколько пачек радости). Одобряю немецкий и боготворю итальянскую лаваццу (Lavazza). Из последней предпочитаю арабику и крема-э-густо-долче (50% арабики, 50% робуста). Корейский неожиданно оказался неплохим.

— Как началась история вашей кофейной любви? Кто-то способствовал этому или все произошло случайно?

— Мама, дедушка старались держать в доме хороший кофе. Наверное, впервые я его попробовала лет в 10-11. Но настоящая любовь расцвела лет десять назад. Мы тогда съездили в Прагу и Вену, на волне этого заинтересовались оригинальными рецептами. Года четыре назад укрепилась традиция пить кофе на выходных. Сейчас очередной виток кофе-романа, связанный с личной жизнью.

— Очень многие люди искусства любили кофе, иногда даже фанатично, как, например, Бетховен или Вольтер. Кофемания — признак творческой натуры?

— Хм, не думаю. Скорее, время, которое уделяется кофепитию, способствует отдыху, настрою на какой-то творческий лад. Возможно, это сродни медитации, отключению от бытовых и жизненных проблем. Таким образом тут прослеживается связь не столько между самим напитком и любовью к нему, сколько между временем, которое уделяется любимому напитку, и тем, на что способен сам человек. Иными словами, если бы Бах любил не кофе, а чай, была бы «Чайная кантата» (И.С. Бах написал шуточное произведение, посвященное кофе), но сомнительно, что музыка от этого стала бы хуже.

— Кофе заслуживает увековечения в бронзе и мраморе?

— Сейчас памятники ставят всему на свете. И скульптуры с разной глубиной смысла различным предметам. Так что не знаю. Необязательно, но можно.

— Вы не боитесь «побочных действий» кофемании? Ведь чрезмерное употребление этого напитка негативно сказывается на здоровье…

— Нет, так как обычно кофе я пью мало и раза два в неделю.

— И напоследок: кофеманы захватят мир?

— А разве они его еще не захватили?