«Слишком большое, потрясающее недоумение лица Гоана развязало ей язык». Александр Грин «Позорный столб»

Говорят, однажды Александр Грин, по обыкновению прокутив всю ночь в кабаке и пропив гонорар за очередной рассказ, шатаясь, возвращался под утро домой, где ждала его вполне привыкшая к такому писательскому складу жизни жена Нина.

Он не торопился. В присутствии жены плохо рисовались в воображении сюжеты, быт заглушал романтику.

Грин шел по пустынной аллее и подбирал окурки.

Вдруг на пути возникла очаровательная девушка и любезно протянула ему пачку дамских папирос.

Она показалась хмельному Грину сошедшей со страниц его рассказов. А ее неожиданный поступок так вдохновил его, что, присев на скамью с юной Ассоль, он стал взволнованно, как бы в благодарность, пересказывать ей сюжет нового рассказа.

Великий обольститель пустил в ход самые сильные свои чары – чары литературы. Он говорил целый час и терпеливо ждал того момента, когда глаза простодушной птички подер- нутся слезной поволокой. И вот момент этот настал.

Но обольщенная зрительница его маленького спектакля, не проронив ни слова, встала и со слезами на глазах удалилась.

Все рушилось. Птичка вырывалась из сетей.

Грин догнал ее, но она спокойно достала из сумочки блок- нот и написала: «Не ходите за мной, я – глухонемая».

Это готовый рассказ в духе О’Генри, но в современной дей-ствительности это мало похоже на правду.

Произошел со мной похожий случай. В холостой период жизни познакомился я с девушкой. На танцах в парке.

От шумных компаний и грохочущей музыки отошли с ней в сторонку. Присели на лавочку. Перекурить.

По методу великого романтика и обольстителя Грина я стал читать девушке свои стихи, педалируя декламацию в самых сентиментальных и афористичных, на мой взгляд, местах, зорко наблюдая за ее реакцией.

Она слушала молча, подозрительно на меня посматривая.

Когда докурила, встала и пошла к своей компании.

Там ее спрашивают: «Он к тебе приставал?» – «Нет. Стихи читал». – «Зачем?» – «Наверное, пьяный».