В отличие от большинства общенародных праздников, чья отправная точка теряется в глубине веков, история 1 Мая, Дня солидарности всех трудящихся, начинается с июля 1889 года. Тогда Конгресс II Интернационала принял судьбоносное решение о ежегодном праздновании «всем мировым пролетариатом» этого дня в память о героической борьбе американских рабочих в Чикаго против капиталистов и эксплуататоров. Почему именно Чикаго? Об этом следует рассказать подробнее.

В конце ХІХ века положение американских рабочих было крайне тяжелым. Средняя стоимость жизни составляла 720 долларов в год, а годовая средняя зарплата рабочих в промышленности была почти в два с половиной раза меньше — около 300 долларов. При этом средний рабочий день составлял более десяти часов, а зачастую и пятнадцать.

Естественно, американский пролетариат пытался организованно бороться за свои права. Однако мирные шествия, подача петиций вызывали реакцию раздражения и ненависти у власть имущих. Особой нестабильностью в этом плане отличался Чикаго. В городе действовали отделения Ордена рыцарей труда, Американской федерации профсоюзов, Социалистической рабочей партии. Но основное влияние на людей имели анархисты, объединенные в Международное товарищество трудящихся.

Активная позиция анархистов привлекала к ним значительное число рабочих. За один лишь 1883 год из Социалистической рабочей партии в Международное товарищество трудящихся перешли полторы тысячи человек. Они участвовали в организации многих забастовок в США, помогая рабочим.

В 1884 году Федерация профсоюзов приняла резолюцию: с 1 мая 1886 года работать не больше 8 часов; установить эту продолжительность рабочего дня явочным порядком и добиваться ее признания всеобщей забастовкой.

1 мая в США бастовали 350 тысяч человек (11 562 предприятия), еще около 100 тысяч сумели добиться принятия своих требований до начала всеобщей забастовки.

В Чикаго, как уже говорилось, движение было наиболее массовым. 1 мая здесь бастовали свыше 40 тысяч человек (около 50 тысяч добились своего до мая 1886-го), не работало ни одно предприятие.

В ответ на увольнение 1500 человек на одном из заводов 3 мая состоялся митинг, но полиция разогнала его, используя оружие. Четыре человека были убиты, десятки ранены. В тот же вечер появились листовки с призывом собраться на митинг протеста против террора полиции. К середине следующего дня мэр города дал разрешение на его проведение, и вечером 4 мая на Хэймаркет-сквер собрались 3 тысячи человек, в том числе женщины и дети. Около 10 часов пошел проливной дождь, люди начали расходиться. Ушел и присутствовавший на митинге мэр Гаррисон. Полиции он сообщил, что никаких инцидентов не наблюдалось. Но сразу после его ухода на площадь вступил отряд полиции, потребовавшей очистить ее. Выступавший в это время анархист Филден успел лишь крикнуть, что это мирный митинг, и тут кто-то бросил бомбу.

Один полицейский был убит, 53 ранено. Тут же был открыт огонь, полицейские преследовали людей, избивая и расстреливая мужчин, женщин и детей. Многие погибли (точная цифра не известна), было ранено 200 человек.

Памятуя обо всех этих событиях, в декабре 1888 года Сент-Луисский съезд Американской федерации труда решил назначить 1 мая 1890 года днем общенационального выступления за права рабочих. А в следующем году конгресс Второго Интернационала постановил праздновать 1 Мая как день международной солидарности трудящихся.

Коммунисты впервые отметили 1 Мая в 1890 году в Варшаве (тогда — территория Российской империи). С тех пор День солидарности трудящихся отмечался всеми левыми и левоцентристскими партиями как день борьбы вольнонаемных рабочих за улучшение своего социального положения.

Интересно отметить, что в некоторых странах 1 Мая по-прежнему государственный праздник, хотя ничего общего с социализмом они не имеют.

Так, в Южноафриканской республике День солидарности проводится под патронатом власти. Профсоюзы организуют выставки изделий народного творчества, распродажу товаров ширпотреба по сниженным ценам, представления самодеятельных и профессиональных музыкальных коллективов.

В Испании 1 Мая считается Праздником всех цветов. Для берлинской полиции 1 Мая не красный, а черный день календаря. Многочисленные партии преимущественно анархистского и коммунистического толка и движения проводят митинги, которые неизменно заканчиваются драками и потасовками. Следует сказать, что стачки начинаются еще затемно — в Вальпургиеву ночь с 30 апреля на 1 мая, когда, согласно народным поверьям, нечистая сила набирает наибольшую власть. У многих людей это вызывает соответствующие ассоциации.

Жители Соединенных Штатов Америки, несмотря на то что именно эта страна — родина праздника, 1 Мая вовсе не отмечают — это обычный день. Рабочие старой Европы тоже не вспоминают в этот день о защите своих прав (Германию из-за экстравагантной традиции громить магазины и полицейские участки мы в расчет не берем). Лишь в Великобритании этот день — выходной. В 1977 году, когда лейбористская партия была у власти, День солидарности всех трудящихся стал государственным праздником, что вызвало у консерваторов шок. «Ну вот, дождались — скоро и у нас будет социализм», — писала лондонская «Таймс», отличающаяся своими симпатиями к партии Уинстона Черчилля и Маргарет Тэтчер. Но с тех пор ни у кого не возникало мысли отменить праздник. Выходной есть выходной…