День свадьбы был, наверное, самым солнечным и светлым в жизни Игоря. Из зеркала на него глядел этакий мачо — а ведь по нему и правда сохли все девчонки в округе. Невеста, Лера, была воплощением мечты. Такая безупречная, безукоризненная, холеная — она могла стать парой только ему, это было вполне закономерно.

Никто другой не составил бы ей такой достойной партии, как Игорь. Об этом давно толковали их родители, и день свадьбы стал вполне предсказуемым итогом этих переговоров. Игорь со товарищи важно и чинно прошествовал по двору, ловя завистливые взгляды соседей, и сел в машину, полный предвкушения счастья…

…Гостей нагрянула тьма-тьмущая, подарками молодых буквально завалили. В каждой комнате просторной квартиры, где полагалось жить молодым, были нагромождены красиво оформленные коробки и свертки. Лера встречала жениха при полном параде. Буквально за пять минут до его приезда личный парикмахер уложил непослушный завиток и поправил и без того идеально приколотую к копне шикарных волос белоснежную фату. Невеста цвела и одаривала гостей лучезарными улыбками, самая ослепительная из которых предназначалась, конечно, ему, любимому и единственному. Игорь шагнул навстречу своей суженой, чувствуя клокотание сердца даже в кончиках пальцев. И вдруг взгляд его столкнулся с ее взглядом. Подружка невесты…

Оленька, кажется… Да, Лера говорила что-то о том, что в последний момент пришлось искать кого-то на эту роль, потому что ее лучшая подруга Ира так некстати заболела. Но почему именно эта девушка? Откуда она взялась, ему до боли знакомы ее серые глаза с прищуром и задорными искорками… Не может быть! Игорь, позабыв о своей нарядной и счастливой невесте и о том, что гости уже заждались, бросился в самую дальнюю комнату и плюхнулся в кресло. Он не мог сосредоточиться ни на чем, кроме этих теплых чуть насмешливых глаз…

…Их познакомила… стирка. Игорь спешил на встречу одноклассников, а потому решил срезать путь и прошмыгнуть через один тихий дворик. Совершенно неожиданно ему на плечо упала связка прищепок. Сверху послышался звонкий смех — и он поднял глаза. На третьем этаже был скромненький, но симпатичный балкончик, сплошь увитый цветами. И посреди этих цветов, как в рамочке для фото, он увидел ее. Девчонка с серыми глазами и курчавыми волосами, собранными в два задорных «хвостика», хохотала от души. В три прыжка взбежав по лестнице, Игорь отдал упавшую связку симпатичной хозяйке и, на добрых два часа забыв об одноклассниках, говорил с ней о чем попало без остановки — так сильно ему хотелось слушать и слушать ее звонкий серебряный смех…

…А потом было бесконечное лето с его теплыми пляжами и сладким холодком поцелуев после совместно съеденного мороженого. И была страсть — такая, что звезды в небе меркли, и огромный мир казался тесным. И вот на самом пике этой страсти Игорь услышал от своей зазнобы банальную новость. Влюбленные и счастливые, они совсем позабыли об осторожности, и закономерным итогом их развивающихся отношений стала беременность курчавой красавицы. Иллюзорное беззаботное счастье растаяло, как снег под лучами солнца, обнажив досадную, кричащую непривлекательность ситуации.

Игорю вдруг все стало до жути реально понятно — сейчас разразится скандал, а папа и мама, ни сном ни духом не ведавшие ничего о его бурном романе, буквально сойдут с ума от того, что их мальчика «окрутила» какая-то замухрышка без роду и племени. И друзья — ну как бы он объяснил своим разбитным друзьям необходимость сиюминутного превращения в домашнего паиньку! А сероглазая Оля, наблюдая, как меняется в лице ее любимый, вдруг как-то повзрослела и стала очень серьезной. Она все поняла. Нет, конечно, Игорь не бросился прочь и не стал разыгрывать сцену. Он даже попытался состроить заботливую мину и сбегал за апельсинами «для мамы и крошки»...

…Все произошло потом, быстро и как-то по-деловому. Вечером, вернувшись домой, Игорь без стука вошел в кабинет к отцу и заявил, что готов приступить к работе в далекой стране, которую отец безуспешно пытался навязать ему вот уже второй год. «Одумался, наконец!» — отец размеренным шагом ходил по кабинету, высказывая соображения о том, как применить таланты отпрыска наилучшим образом. Мама в это время спешно собирала все необходимое в большие сумки — вдруг еще сынок передумает! Но у него была железная причина, чтобы не передумать. Игорь тогда замыслил бегство — и тем самым убил двух зайцев. Оля оставалась при своих интересах и без его ответа, а родители были в восторге. Единственное, что несколько омрачало красоту момента, — то, что Игорь уезжал тайком, чтобы, не дай Бог, вчерашняя любовь не поставила где-нибудь на его светлом перспективном пути досадный «шлагбаум»…

…Несколько лет пролетели как в раю, уезжать из которого совсем не хотелось. Игорь свыкся с нелюбимой поначалу должностью и успел оценить все преимущества, которые она давала. У него было все, о чем может мечтать молодой и холостой парень. Он посещал клубы, курил дорогие сигары, позволял себе быть раскованным и непринужденным с девушками и довольно резким с партнерами по бизнесу. Когда же пришла пора вернуться, чтобы отец передал ему все дела, подоспела и выгодная перспектива женитьбы на дочери родительских друзей. В своем новом деловом мире Игорь успел набраться достаточно прагматизма и цинизма, чтобы воспринять предложение родителей о помолвке с привычной деловой хваткой. Он быстро смекнул, что игра стоит свеч и такая свадьба будет ему только на руку. К тому же и невеста по всем статьям была хороша — и Игорь, не задумываясь, ринулся в бой. Полгода «пылких» ухаживаний и томных встреч плавно перетекли в подготовку к свадьбе. Игорь свыкся с невестой, как и с должностью в свое время, и даже отчасти полюбил ее — благо было за что. Свадьба обещала быть богатой и знатной…

…Так и было — свадебное торжество задумывали и воплощали в жизнь лучшие из лучших — дизайнеры, портные, парикмахеры, флористы. Горки из бокалов с шампанским, закуски на изящных блюдах, заготовленный для самого торжественного момента огромный торт — гордость кондитера…

Только вдруг Игорь словил себя на мысли, что не очень-то хочется ему пробовать этот торт. Одного взгляда в глаза, совершенно лишенные упрека или ненависти, такие же теплые и искристые, как и годы назад, хватило, чтобы в душе молодого прагматика вновь разыгралась нешуточная буря. Одним рывком он стащил с себя галстук, мешавший дышать, брезгливо сорвал с дорогого пиджака белоснежный, заботливо приколотый рукой его невесты цветок и стремглав побежал к выходу…

…О бегстве жениха с собственной свадьбы еще долго ходили сплетни. В суете все искали как сквозь землю провалившегося элегантного принца, наивно полагая, что тот просто перенервничал. И никто не обратил внимания на парня в потертых джинсах и темных очках, севшего в автобус на одной из местных автостанций.

Лера, пережившая потрясение, по совету мудрой мамы быстро успокоилась в объятиях другого мужчины — молодого и красивого, а главное при статусе — пусть и не таком, какой был у Игоря. И только Оля, Оленька одна знала истинную причину случившегося — но, конечно, никому не стала о ней рассказывать. Как никому и никогда не рассказывала, что ее маленький симпатяжка-сынуля, вообще-то, должен был бы носить отчество Игоревич…