Банда Перейры была самой циничной

— Работать в милицию я пришел в 1979 году, сразу после службы в армии, а сагитировал меня бывший командир отделения Александр Юхименко,— рассказал Алексей Пилипенко.— Год проработал в патрульно-постовой службе, еще один год младшим инспектором уголовного розыска, а затем меня назначили оперативным помощником начальника ГОВД. Работал в смене оперативного дежурного майора милиции Алика Казмирчука. У нас была, наверное, самая дружная и веселая смена в горотделе.

— Какие преступления были наиболее распространенными в 90-х годах?

— Кражи, разбойные нападения, рэкет. Все чаще стали фиксировать убийства.

— В чем существенное отличие работы дежурной части горотдела сегодня и 20 лет назад?

— Раньше на первом плане было вежливое обращение к гражданам и молниеносное реагирование на каждый вызов. В специальном журнале фиксировалось, когда на пульт поступил сигнал и когда выехала группа. Начальник ГОВД Николай Шаховал всегда тщательно проверял эту информацию. По «горячим следам» тогда раскрывали более 60-70% преступлений.

— Какое дело вам запомнилось больше всего?

— В Никополе тогда орудовала банда под предводительством криминального авторитета Перейры. На их счету — вымогательства, разбои и убийства бизнесменов. В это же время часто поджигали квартиры судей, адвокатов, помощников прокурора. Началось время беспредельщиков, и банда Перейры была из них самой циничной. Задержали главаря как раз в мою смену, это было около 12 часов ночи. Он бросил бутылку с зажигательной смесью в дом по ул. Малиновского, но, к счастью, решетка на окне спасла семью бизнесмена от сильного пожара. Схватили бандита в районе автовокзала, в группе задержания были командир роты ППС, майор милиции Николай Грузин, Владимир Малкин, а допрашивал задержанного главаря банды начальник уголовного розыска Владимир Барабаш.

По следам криминальной сводки 1990 года

Как изменилась жизнь никопольчан, которые обращались за помощью в милицию? Убийства, воровство, грабежи, пьяный дебош, пропажа людей — чем закончились трагические истории, вошедшие в криминальную сводку 1990 года?

Чтобы ответить на эти вопросы, я отправился по адресам, зафиксированным 20 лет назад на магнитофоне спецсвязи дежурной части горотдела милиции.

***

— Честно сказать, я уже не помню случай на ул. Антипова,— рассказал Иван Кравченко, директор ТРК «Кварц».— Тогда часто кабель на крышах воровали. Занимались этим и наши конкуренты. Один раз мы поймали такого воришку, и он признался, что работает в одном кооперативе кабельного вещания и что хозяин заставляет их заниматься этим гнусным делом. Кстати, в свое время этот «хозяин» хотел присвоить себе антенный участок, таким образом у него была бы монополия в городе на кабельное вещание. Вторая волна воровства кабелей связана с «Укртелекомом» — у них резали кабель чуть ли не каждый день. Но это уже пришлось на времена массового открытия нелегальных пунктов приема цветного лома.

***

— Мужа похоронила пять лет назад,— рассказала Вера Тимофеевна Тараненко.— Вместе мы прожили 48 лет. Петя тогда сильно переживал насчет мопеда. Он ведь на нем и в сад ездил, и на рыбалку, и на завод ферросплавов, где работал инженером. Мопед он ставил в специальную каморку в подъезде с металлической дверью. Закрыл, пошел за хлебом, вернулся, а замок на двери взломан и мопеда нет. Мопед милиция так и не нашла, а впоследствии муж купил машину.

***

Ул. Запорожская, 23 (ранее ул. Свердлова) — это маленький коммунальный дворик на несколько квартир в двух стареньких приземистых домах с обшарпанными стенами, дырявой крышей и засохшими цветочными клумбами, соседствующими с кустами помидоров и огурцов. Сам дворик расположен напротив набережной. Дома настолько тесно прижаты друг к другу, что создается впечатление, что именно из-за такой тесноты они до сих пор не упали и не рассыпались.

В 4-й квартире проживает семья из пяти человек. Вселились они шесть лет назад. О Николае Евенкове они ничего не слышали, впрочем, как и другие соседи.

— Квартира-то государственная, тут уже много людей за это время побывало,— рассказала хозяйка помещения.— А до нас проживала пенсионерка Антонина Войцеховская. Говорят, что у нее в разное время несколько мужчин в квартире было прописано, может, один из них и был Николай Евенков?..

Продолжение истории с Николаем Евенковым рассказал Яков Дрозд:

— По вызову выехала оперативная группа в составе Владимира Рыбальченко, Леонида Децюры и Александра Зазимко. Информация подтвердилась. Евенков действительно хулиганил. Милиционеры посадили его в машину, но по пути он оказал сопротивление. Когда заламывали ему руки, одну сломали. Таким образом, хулиган стал пострадавшим и оказался в травмопункте. Утром он написал заявление в прокуратуру о том, что его избили сотрудники милиции. Через некоторое время Децюру и Рыбальченко уволили из органов внутренних дел, а Зазимко уехал на Север.

Что дальше случилось с Николаем Евенковым? Как сложилась его судьба? Жив ли он?

***

89-й квартиры по ул. Электрометаллургов, 26 уже несколько лет не существует. Вместо нее — магазин.

— Да, я помню эту жуткую историю, когда мать зарубала топором своего сына,— рассказала жительница 95-й квартиры Клавдия Алексеевна.— Ее Люба звали, она была инвалидом, у нее что-то с рукой и ногой было. А сама она работала уборщицей в железнодорожном цехе Южнотрубного завода, работящая и чистоплотная женщина. А сын ее, помню, из тюрьмы вернулся, стал пить и буянить, все Любу доставал своими выходками. Один раз она не выдержала, взяла топор и ударила его. Ее не успели посадить, она сразу за сыном и умерла. Так сильно переживала…

***

— Пожалуйста, не звоните больше. Мама не хочет вспоминать историю, которая произошла 20 лет назад,— ответил на другом конце провода женский голос.

Помните: женщина звонила в милицию, просила защитить от мужа, который грозился убить ее?

Видимо, боль тех лет еще живет в ее сердце. Хорошо, что звонившая до сих пор жива!

***

Не удалось также узнать, нашлась ли 16-летняя девушка, проживавшая на ул. Степана Разина, 92.

— Мы живем здесь уже 12 лет, а прошлые хозяева давно умерли,— сказала новая хозяйка дома.— Хвостиковы, такая у них фамилия, кажется, была…

***

— Да, прекрасно помню тот день, когда воры проникли через окно в дом родителей мужа и унесли два пуховых платка, хрустальную вазу и пылесос. Но ведь это так давно было! — не скрывая удивления, сказала Елена, хозяйка дома по ул. Ленинградской, 24.— Свекровь звали Анна Павловна Иванова, она была домохозяйкой, а ее муж работал бухгалтером в Горпищеторге. Свекровь мы похоронили в 1994 году. Когда случилась кража, ей было 60 лет. Свекра уже тоже нет в живых. Тогда воры, видимо, торопились и вынесли только то, что успели, потому что в доме ковры были и другие дорогие вещи. Милиция приехала быстро, но преступников так и не нашли. А в 1997 году у нас молодые ребята украли утят. Они по всей улице прошлись — у кого кур забрали, у кого кроликов. Но тогда их задержали быстро. Я вообще хочу сказать, что милицию зря ругают. У нас, например, на улице деревья сильно разрослись и ветки стали провода наружного освещения обрывать. Звонили в горсвет — бесполезно. А когда был сильный ветер, мы обратились сразу в милицию, и буквально через полчаса приехала бригада горсвета и обрезала ветки деревьев.