«Здесь у нас сосед интересный: выпивает и дебош устраивает!..» Журналист пошел по следам криминальной хроники 1990 года.

— Алло, милиция? В бухте Старой части утопленника к берегу прибило…

— Срочно приезжайте! На ул. Шевченко, 77 в 38-й квартире дерутся десять человек, стекла побили, двери выломали…

— Вызовите наряд: на стадионе металлургического техникума подростки выясняют отношения…

— По ул. Шевченко, 30 дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом: водитель ремонтировал КАМАЗ, поставил машину на домкрат, тот не выдержал, грузовик упал на мужчину и еще несколько метров проехал с горки…

— На ул. Постышева, 55 драка между двумя женщинами. Одна из них топором выбивает дверь дома…

— Звонит вам машинист локомотивного депо. Пацаны в 3-й школе окна побили, как директору школы позвонить?..

— Это жители ул. Жуковского звонят. Со стороны поселка Чкаловского несет аммиаком, нельзя дышать, глаза выедает…

— Дежурный администратор гостиницы «Родина». У нас телефонный аппарат украли. Никто из гостиницы не выходил, значит, аппарат где-то в здании. Пожалуйста, проверьте жильцов гостиницы…

— Приезжайте! Ул. Ворошиловская, 7, общежитие № 9. Меня сын убивает!..

То, что вы прочитали,— обычные будни Никопольского горотдела милиции, только… 20-летней давности! Это уже история, но история живая, так как в ней есть конкретные адреса и фамилии людей, которые, возможно, проживают в городе и по сей день. Интересно, как изменилась жизнь никопольчан, которые 20 лет назад набирали «02» и просили о помощи? Чем закончилась криминальная сводка нескольких уже далеких дней милицейского дежурства 1990 года?

Уникальную возможность прикоснутся к истории предоставил подполковник милиции, журналист, автор книг серии «Офицеры и сержанты милиции» Яков Дрозд.

— Бывший инженер связи Никопольского ГОВД Михаил Шляма восстановил магнитофон и запись нескольких дежурств 20-летней давности. Можно прослушать…— предложил Яков Михайлович.

Интересная и живая тема — для журналиста всегда приятный подарок.

—…Подходи в музей милиции, там и обсудим.

Магнитофон «МН-61» был разработан специально для КГБ

Комната музея одновременно служит местом, где встречаются члены совета ветеранов органов внутренних дел.

Сегодня здесь собрались бывший начальник райотдела милиции, полковник милиции Владимир Гришин, бывшие заместители начальника горотдела милиции в разные годы, подполковники милиции в отставке Георгий Дядюра и Валерий Юркович, бывший дежурный горотдела милиции, лейтенант в отставке Алексей Пилипенко. У каждого из них такой багаж криминальных историй, что хватило бы не на одну книгу. Но мое внимание сегодня приковано к небольшому серому аппарату на столе, над которым «колдует» Михаил Шляма (он, кстати, в свое время был наставником нынешнего начальника межрегионального отдела по борьбе с организованной преступностью полковника милиции Виталия Журавлева).

— Проволочный магнитофон «МН-61», 1964 года выпуска. Разработан специально для Комитета государственной безопасности,— рассказал Михаил Саввович.— До 1973 года оборудование это являлось засекреченным, чтобы работать с таким магнитофоном, нужно было иметь специальное разрешение, а уже после того, как у КГБ появилась более современная техника, магнитофоны передали на баланс горотделов милиции, чтобы использовать их для записи вызовов на пульт дежурной части. Уникальность этого магнитофона состоит в том, что здесь используется не привычная магнитная лента, а специальная тонкая проволока (чуть толще человеческого волоса.— Авт.) длиной в 16 километров, на которую можно записывать 8 часов без перерыва! Режим записи устроен так, что когда звук прекращается, то магнитофон автоматически отключается и включается при новом сигнале. Такие функции только недавно появились у современных импортных диктофонов, а это, не забывайте, 1964-й год!..

Михаил Саввович рассказал, что устанавливал магнитофон в ГОВД инженер по спецтехнике, а впоследствии эксперт-криминалист Константин Чесноков. Аппарат находился в кабинете спецсвязи (чтобы дежурный не смог удалить запись).

Телефонная линия «02» была трехканальная. Запись велась только по одному каналу. Два других служили для внутренних переговоров с городом и областным центром. Милиционеры, заступившие на дежурство, также переговаривались друг с другом по рации «Тюльпан».

В роте ППС насчитывалось 60 сотрудников (сейчас — 13, и это уже не рота, а взвод). Действовали 12 опорных пунктов участковых и ДНД (работали до 23.00). Ежесуточно на патрулирование выходило более 200 дружинников.

Город был разбит на шесть патрульных участков. По норме того времени между вызовом на пульт дежурной части и прибытием оперативной группы на место происшествия должно было пройти не больше 3-х минут.

В сутки на пульт поступало от 300 до 500 звонков (в настоящее время до 2-х тысяч!). Основная масса звонков носила служебный характер, часто баловались дети. Чтобы отбить охоту к таким звонкам-розыгрышам, связисты горотдела придумали специальное устройство, которое издавало настолько резкий и высокочастотный звук, что у телефонных хулиганов начинала болеть ушная перепонка и надолго отпадала охота набирать «02».

«Муж угрожает, обещает убить. А мне завтра рано утром на работу…»

Михаил Саввович установил на магнитофон две небольшие пронумерованные катушки, громко щелкнул тумблером, после чего загорелась зеленая лампочка, и из небольшого динамика, напоминающего советскую «радиобрехучку», донеслись гудок телефонного аппарата и человеческая речь.

Вызовы в разные смены принимали оперативные дежурные Валерий Коваленко, Владимир Силин, Александр Эсаулко, Алексей Пилипенко, Геннадий Кузьмин, Иван Кузьминчук и Дмитрий Ляшенко.

Предлагаем вашему вниманию отрывки из магнитофонной записи вызовов на пульт дежурной части Никопольского ГОВД. Записи 20-летней давности:

***

— Милиция? Начальник смены ТВЦ-1 ЮТЗ звонит. У меня рабочего в бане обворовали.

— А вы как руководитель какие-то меры принимали для сохранности одежды рабочих?

— Я одежду сторожить не буду. Есть шкафчики, которые закрываются на замок. Баня закрывается.

— Есть взлом?

— Нет, ничего не взломано, дверца шкафчика открыта ключом.

— А в баню как проникли?

— С 22 до 24 часов она открыта, перед пересменкой. Рабочий сейчас находится у меня в диспетчерской. Похитили кроссовки и брюки, в брюках пропуск на Дворядкина…

***

— Вы можете приехать? Я не могу в квартиру попасть.

— Почему?

— Муж угрожает, обещает убить. А мне завтра рано утром на работу.

— И вы каждый раз будете вызывать милицию? Участковый в курсе?

— Да, знает.

— Ну вот мы сейчас приедем, поставим возле вас милиционера, чтобы вы могли спокойно спать! Как вы себе это представляете?

— Пусть муж уходит из квартиры!

— А какое право мы имеем выгнать его из квартиры, если он там прописан?

— Пусть расписку дает, что не тронет меня.

— Этот вопрос нужно решать через суд, а не милицию всякий раз вызывать. Называйте адрес.

— Добролюбова, 17/2.

***

— Ул. Ленинградская, 24. В доме были воры. Вынесли пылесос, два пуховых платка, хрустальную вазу. А мы во времянке спали. Дом на двух хозяев — Остапенко и Ивановых.

— Ждите, сейчас приедут.

***

— Иван Иванович Кравченко, директор ТРК «КВАРЦ». Только что жильцы ул. Антипова, 367/4 задержали неизвестных мужчин, которые на крыше срезали кабель. Воришек они сейчас держат в квартире. Это мне дежурный студии позвонил и рассказал.

— У вас есть личный транспорт? Сможете их сами доставить в горотдел? У нас много вызовов и одна машина на дежурстве.

— Хорошо…

***

— Здесь у нас сосед интересный такой: выпивает и дебош устраивает…

— Назовите адрес.

— Ул. Газеты «Правда», 58-б, квартира № 4.

— Ждите.

***

— У меня только что мопед украли. Вытащили из подъезда. Оставил на минутку, возвращаюсь — уже нет. Мопед красного цвета.

— Назовите адрес.

— Проспект Ленина, 8, квартира № 12. Петр Николаевич Тараненко.

— Ожидайте.

***

— Пришлите, пожалуйста, наряд на ул. Газеты «Правда», 26.

— Что случилось?

— В нашем доме проживает женщина, которая зарезала сына.

— Этим занимается прокуратура. А что вы хотели?

— Надо срочно. Она там еще делов натворила в 91-й квартире… А меня зовут Карапчина, я из 89-й квартиры.

***

— Свердлова, 23, квартира 4. Николай Евенков, недавно его выпустили из милиции, а он соседку избил…

***

— Девочка пошла за хлебом в 16.30 и до сих пор не вернулась. Ей 16 лет. Адрес: ул. Степана Разина, 92.

— В 9.00 подойдете в 69-й кабинет горотдела с фотографией дочери и свидетельством о рождении.

К сожалению, много вызовов остались без конкретного адреса и фамилий. Звонившие сообщали дежурным милиции о том, что на проходную механического завода неизвестные подбросили пустую сумку, о подозрительных личностях, которые околачиваются около стройки на территории 2-й горбольницы, о том, что прицепом зацепило машину «скорой», о пьяном мужчине на автовокзале (тогда еще работал медвытрезвитель), о том, что на ул. Газеты «Правда», 42-б сын избивает мать и до соседей доносится ее истошный крик, что на ул. В. Усова, 30 неизвестные украли пять подвальных дверей, что в районе «Детского мира» дерутся пьяные, о том, что на ул. Гагарина, 58 торгуют наркотиками, что буйный психически больной сын преследует свою мать, которая дежурит в ночной смене в роддоме, что в Сбербанке обнаружили фальшивую 25-рублевую купюру, а еще о том, что в столовую железнодорожного вокзала проникли воры, что на ул. Шевченко, 36 муж пьет несколько дней и пропил всю месячную зарплату и заначку жены, и что на этой же улице ночью под окнами ходит наркоман и кричит, что хочет умереть, и что в районе парка Победы подростки развращают несовершеннолетних девочек.

В течение суток дежурному неоднократно звонил начальник горотдела милиции Николай Шаховал, интересовался обстановкой в городе, спрашивал, какие зафиксированы преступления.

(Продолжение следует)